Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Марина Могилевски, художник

Знакомьтесь - Марина, художник. Живет в Израиле, в небольшом мошаве с любимым человеком и двумя котиками - лохматыми сфинксами (и такое бывает). - Вся моя семья осталась в Одессе. Скучаю, конечно, но самолеты летают часто :)

[Читать дальше]



- С чего начинался твой творческий путь?


Было мне лет 6. И была у меня фигурка верблюда, очень реалистичная. Я взяла пластилин и повторила ее во всех подробностях. Родители поняли, что с этим надо что-то делать. Пошли мы в художественную школу и я там осталась… на 20 лет. Первые несколько лет кроме скульптуры меня ничего не интересовало. К 11 годам пошла еще на рисунок.

Или еще например, до сих пор с удовольствием вспоминаю. 9 класс, лень мне было учить биологию.  А в учебнике такое красивое строение глаза было - залюбоваться. Во всех подробностях! Ну я и перенесла его на стену в своей комнате гуашью. Сижу и думаю - как теперь все будет. Зашла мама, помолчала, потом сказала: «Класс». На следующий день мои подружки и я, вооруженные гуашью, разрисовывали стены в моей комнате.


Когда закончила художку (имени К.К. Костанди в Одессе), пошла в пед.университет на художественно графический факультет. Закончила университет, вернулась преподавать скульптуру в ту же художку. Круговорот.
Потом ушла в сторону рисунка.


- Что любишь рисовать больше всего?

Та всякую добрятинку. Иллюстрации, желательно для деток, всякую красоту и приколы на одежде. Короче, то, что радует меня и окружающих.

52712856_2407318912672151_7190540779884904448_n.jpg

Люблю большие масштабы, роспись стен - это кайф. В Израиле так много белых стен. Нужно срочно что-то с этим делать!


Роспись стены. Хозяин комнаты - восьмилетний капитан Дар. Дар очень хотел подводную лодку в комнате... И не спрашивайте, почему "в"! Правда, на фотографии не хватает перископа и рыболвных сетей, которые должны появится в правом углу. Но это еще в процессе:)

А, и конечно люблю делиться тем, что знаю с другими людьми. Преподавание, мастер классы - это огромное удовольствие. В ответ получаю 120% позитива и радости! Когда видишь радость от творчества в детских или взрослых глазах - потом весь день окрыленный. Ну не счастье ли?



- Про учеников расскажешь?

После второго курса, я попала вожатой в лагерь в среднюю группу (10-14 лет). Поняла, что мне очень легко и интересно с детьми. Это был первый звоночек.

Учась на 5 курсе, я уже преподавала в художке скульптуру. Проработала там 6 лет. Это был самый классный преподавательский опыт. Я всегда пыталась добиться у ребенка, чтобы он отстаивал свою точку зрения на творческий аспект работы, технический в любом случае должна была дать я.

Мы с детворой были на одной волне, было безумно интересно. С некоторыми из детишек, сейчас уже совсем взрослых, я общаюсь до сих пор. С кем-то стали очень близкими друзьями.

Здесь в Израиле, преподаю в основном частно или провожу мастер классы. Это совершенно иной опыт, иногда на двух языках одновременно. Здесь я еще в процессе своего становления,  то ли еще будет :)


Ну где вы еще найдете енотика, который стирал бы вам тельняшки!

- Расскажи про какой-нибудь необычный заказ.

Сложно вспомнить самый яркий и необычный. Люблю и одновременно боюсь заказов, когда вот жутко интересно, но абсолютно не понимаю, как это сделать. И когда в итоге все получается -  вот это просто аааа.. нет слов. Может, когда оно уже получилось и не кажется необычным.

Хотя вот, вспомнила. Но это скорее смешно. Заказала мне когда-то некая барышня портрет своего возлюбленного… мясника с одесского Привоза, очень такой типичный. И если б написать его с топором - было бы как-то натурально. Но нет. Нужен был практически принц. Вот я намучилась тогда, пока один мудрый человек, посмотрев на фото портретируемого, не сказал мне: «А он похож на Генриха VIII».  Вот так и писала, одним глазом глядя на мясника, другим на короля Англии.




-  Когда-нибудь отказывалась брать заказ, потому что совершенно не хотелось это рисовать?

Не было, но точно скажу: откажусь рисовать негатив. Я считаю, что искусство должно нести добро. В мире достаточно разного вида зла, зачем добавлять? Не могу припомнить такой заказ. Наверное, у меня на лице написано, что с подобным ко мне обращаться - бессмысленно. Все ж испорчу - даже самое злое чудище будет у меня с добрыми глазами и нести маме цветочек.

А, еще вспомнила чудесное про заказ.

Диалог:

- Я видел твою маленькую квадратную картинку с солнечным морем. Мне очень понравилось. Я тоже хочу. Можно заказать?

- Можно. Что ты хочешь.

- Ну вот как твое море, только озеро. Но только пасмурно чтоб было. И с лодочкой. Я тебе пришлю лодочку.

- Окей... Прям один в один:)) А размер? Квадратная?

- Не. размер примерно 16 к 9...

- Эммммм.... из стандартных размеров есть 50х30.

- Ок. То что надо!)

Короче... цвет такой, как закат! Только зеленый!))

Но заказчик остался доволен. К чему, собственно, и стремились:))



- Есть источники вдохновения?


Секрет)) Хотя есть один человек, который умеет быть генератором идей. Особенно когда доходит до рисунков на футболках. Если у меня кончаются идеи, он просто подходит, смотрит на чистую ткань и говорит: а нарисуй вот такую кракозябру. Сначала я ловлю челюсть, потому что мне такое бы просто в голову не пришло! А потом понимаю, насколько это прикольно!

- Ну и традиционное, о планах на будущее.

Планов много. Пока есть несколько направлений: роспись по ткани, компьютерная графика, иллюстрация, Проведение мастер-классов, конечно. Любой рисунок, созданный мной, может легко и просто перекочевать на другую поверхность и чувствовать себя там прекрасно! Где? да где хотите:) Стены, потолок, мебель, одежда - варианты практически безграничны!

После переезда в Израиль появился в моей жизни графический планшет, теперь незаменимый друг и помощник. Мои картинки плавно начали превращаться в принты, которые может кто угодно заказать и на что угодно нанести. И это прекрасно!

Сейчас работаю над очень классным проектом, делаю иллюстрации для нескольких детских книг. Ушла в него буквально с головой! Проект очень добрый и нужный, особенно для семей новых репатриантов, чьи детки родились или растут здесь.


В общем, три года в стране это много и мало одновременно. Продолжаю открывать для себя новые возможности и учиться.







Интервью брала Малка Корец


Контактная информация:

Portfolio
Facebook: מרינה מוגילבסקי ציירת Марина Могилевски, художник
E-mail: yamitmari@gmail.com

Штейман Вика, основатель амуты «הורים לצברים»-Tzabar Parents

Знакомьтесь – Вика Штейман, основатель и лидер амуты «הורים לצברים»-Tzabar Parents. Эта организация посвящает свою работу семьям, где растут маленькие «сабрята» - дети, которые родились в Израиле, и чьи родители приехали в страну в подростковом и юношеском возрасте. Ее цель – создать в таких семьях общность культурных и семейных традиций, способствовать сплоченности и более активной позиции в знакомстве с израильской и еврейской культурой.



– Вика, с чего все началось? Наверняка это было что-то личное, иначе большой волонтерский проект просто невозможно поднять.

[Читать дальше]
– Я много лет занималась неформальным образованием. Много – это с 2000 года, то есть на данный момент уже 14 лет. Работала и в Сохнуте, и в других проектах. Ездила на различные семинары в Украину, в Россию, в Израиль. Я все это очень любила. Потом родился ребенок, потом еще один с разницей в полтора года, и я выпала из привычной мне активной семинарской жизни. И не потому, что не хотела, просто мне как участнице с маленьким ребенком было просто некуда поехать. Ни один семинар не был рассчитан на участие молодой семьи с детьми. Я никогда раньше об этом не задумывалась. Мне в 8 часов нужно идти укладывать ребенка, а там только начинается главное мероприятие. Трудно в таком участвовать. Не хочется, чтобы ребенок был под ногами у взрослых, и хочется, чтобы и ребенку и родителям было интересно.

– Твои дети родились в Израиле. Сколько времени ты уже здесь?
– Я тут с двенадцати лет, приехала в 91-м. Уже 24 года. В Израиле я יработала в различных израильских организациях, в таких как, молодежные городские центры) (מרכזי צעירים. Но все-таки мне это не давало ответа, что можно было бы делать вместе с детьми – это раз. А во-вторых, появление детей вызвало у меня многие вопросы, касающиеся моего самоопределения как русскоговорящей израильтянки, которых раньше у меня не было.
Например, когда старшая дочка пошла в садик, мы задумались о праздниках. Раньше дома мы ничего особо не делали. Большие праздники отмечали – да, в основном у родителей, но не Кабалот Шаббат. А в садике они воспроизводят некую семейную ситуацию. Накрывают скатертью стол, есть аба шабат, има шабат – это очень внутрисемейные вещи. Ребенок приходит к себе домой, где ничего подобного нет, а мы должны решить, что сказать. "Ты это в садике уже сделала – хватит, зачем два раза»? Или «в нашей семье другие праздники»? А почему тогда не этот?
Дальше – больше, если раньше мы просто зажигали ханукию, то трехлетнему ребенку хочется уже что-то про это рассказать. А как? Нам и самим это не очень понятно, потому что мы сами узнали про это только в 15 лет, приехав в Израиль.
Вопроса не было. Вопрос появился. И вот мы с подругами, такими же образователями-мадрихим стали задаваться вопросами: как мы со своими 3-4х летними детьми устраиваем праздники, как рассказываем содержание, что делаем? И начали проводить маленькие вечера для себя – семей с детьми.

– А почему вы решили, что должны устраивать дома праздники и Кабалот Шаббат? Вы светские люди!
– Не то что мы должны. И к религии это не имеет отношения, тут другое. Для нас это часть еврейской цивилизации, и часть израильской семейной культуры – мира, к которому мы принадлежим.

– Значит, речь идет о передаче культуры?
Не совсем. Мы хотим помочь семьям создать свой опыт. Не влиться в некое общее русло, а создать собственный русско-израильский семейный опыт.

– Неужели вы первые?
– Не совсем. Есть программы, и уже давно, предназначенные для детей школьного возраста. Мы были первыми, кто вошли в эту тему с маленькими детьми.



– Почему так важен, на ваш взгляд, именно семейный опыт?
Потому что мы уверены, что семья закладывается именно в дошкольном возрасте. Когда ребенок –школьник приходит домой, приносит «свой мир» и что-то пытается объяснять, а родители далеки от этого, то начинается отдаление. И потом, уже в подростковом возрасте, обнаруживается, что дети и родители живут в разных культурных мирах.
Мы хотим помочь родителям и детям создать общее семейное содержание. И сделать это, пока ребенок еще мал и не может толком объяснить, что он узнал в садике, какие книжки на иврите читал, что рассказали про Песах. Мы помогаем «наводить мосты» и создавать свой семейный опыт, а не ждать когда будет «обвал на линии», потому что потом создавать культурную связь будет намного тяжелее.

– Расскажите подробнее, для кого создаются проекты амуты. Кто ваши «клиенты»?
– Такие родители, как я, которые называются «полуторное поколение» – дор вахеци. Это люди, которые 15-20 лет в Израиле, но приехали в Израиль как и я, в подростковом возрасте, не были здесь ни в садике, ни в начальной школе, приехали сразу в старшие классы, или, зачастую, прямо в университет. А в системе светского израильского образования единственное место, где есть шанс познакомиться с основами еврейской культуры это садики и начальные школы. Причем делается это настолько интенсивно, что только очень-очень невнимательный ребенок может что-то упустить. В начальной школе тоже этому много уделяют внимание А в старшей – физика, химия, багрут… И никто уже не говорит ни о каких праздниках.
Ещё некоторое «восполнение материала» встречается в армии. Но вот ситуация, например, когда девушка приехала в Израиль в 16-17 лет. Т.е. она и в школе не была, и в армию девушек после 17 не берут.  Прожила в Израиле 20 лет, и сейчас ей 35 лет. Она, может, получила два высших образования, говорит на иврите лучше, чем на русском, израильтянка «до мозга костей», но в смысле знакомства с еврейской культурой состояние ее мало чем отличается от того, что было до алии. Она на своем пути ни разу не встретила ни одного, где могла про это что-то узнать, если бы захотела.

– То есть, ей за двадцать лет не понадобилось ничего знать о еврейской культуре? Почему же должно понадобиться сейчас?
– Очень часто про еврейскую культуру и традицию не думают вообще, до тех пор, пока не рождаются дети. Когда ребенок начинает приносить ханукию домой, просить, чтобы мама пела с ним песни, услышанные в саду. И вот она начинает задумываться, о том, как делать Хануку дома, какие книги для детей любят читать в Израиле ... Мое академическое исследование так же показывает, что когда дети рождаются, эти вопросы всплывают.

– Много ли таких случаев?
– Да, очень. Мы убедились, что это не исключение из правил, а «мейнстрим», когда родители интересуются такими вещами.

–Давайте проясним. Допустим, Новый Год. Это кусочек моего жизненного опыта, моей культуры. И его я могу передать своей маленькой дочке, потому что сама в детстве украшала елочку, с волнением ждала подарков, смотрела мультики про Деда Мороза. Но я не зажигала в детстве ханукию, не сидела за пасхальным столом со всей семьей. Я не могу передать моей дочке такую семейную традицию. У меня нет этого опыта, а значит, ей не откуда его получить. И вот с вашей помощью мы с ней вместе этот опыт… создаем, что ли. Выстраиваем в ходе совместных каких-то действий. Правильно понимаю?
– Да. Хочу подчеркнуть: мы не копируем некий «усредненный» израильский сценарий, а берем те элементы, которые нам интересны, как русскоговорящим израильским семьям. Которым мы реально можем найти место в своем доме. На месте еврейской традиции в наших семьях пустое место, и заполнить его со стороны невозможно. Только вырастить изнутри, причем только с помощью хавайот, совместно переживаемого опыта.

– Нужны активные действия?
– Да, конечно. Например, на одном из пасхальных мероприятий мы сами пекли мацу. Я сама в жизни до этого никогда этого не делала. Было интересно проделать сам процесс. Понятно, что не было цели спечь по настоящему кашерную мацу,  просто посмотрела заранее много видеороликов и прочла статьи по теме. Всем было очень интересно, все процессы соблюли. Размешать, раскатать, проколоть, успеть все за 18 минут.  Но главное - была «хавайя», личный опыт..  Сами делали харосет. Сели потом за стол, приготовленный нами самими и провели Седер. Главное здесь возможность пережить такой опыт и понять, что нам нравится или нет, и что из этого взять для себя. Чтобы каждая семья взяла для себя то, что им ближе.

– На каком языке все это ведется? На русском?
– На двух языках, и это наша дополнительная «особенность». Очень многие дети, в том числе и мои, до трех с половиной ходили в русский садик. Не всегда только потому, что хотели дать им русский, а потому что так было удобно, еда, условия, рядом с домом. И создалась такая ситуация, что в 4 года мои дети не могли еще участвовать в «обычном» посещении музея/экскурсии с адрахой на иврите, из-за недостаточного иврита. Вообще, тема двуязычия у нас одна из главных.



– Как происходит работа на двух языках во время, например, праздника? Группа делится русскоязычных и ивритоязычных?
– Нет, конечно! Ведь это члены одной семьи, разделять их – это значит потерять весь смысл. Когда приходит новая группа, мы заранее не знаем, кто запишется, и уже по факту спрашиваем, кто не знает иврит совсем, и кто не знает русский совсем. Мы каждый раз решаем, будет ли мадрих говорить полностью на русском или на иврите, или будет переводить себя сам в каждом предложении.

– Есть какие-то записи, раздаточный материал?
– Конечно! Мы издаем специальные материалы для каждого мероприятия, семинара, по каждой теме. Все на русском языке, чтобы людям было проще. С помощью фонда "Генезис", который нас начал поддерживать в 2013, мы выпустили замечательные праздничные брошюры. Например, про Пурим. Есть часть для родителей с более углубленной информацией, исторические ссылки. Есть пересказ на русском Мегилат Эстер простыми словами, которыми можно рассказать об этом ребенку. Есть рецепты, идеи разных занятий для дома и игр, тексты песен.
Понятно, что на иврите это все есть, и на английском тоже и на русском тоже. Но то, что мы нашли на русском, было написано для евреев, живущих в России, Украине, в основном –для религиозных общин. И без израильского содержания. Например, в наших брошюрах есть обязательно листик с песенками, которые дети поют в садиках на праздники. Потому что дети приходят из садика, начинают петь песенки, и не понимает, почему мама не подпевает. Нам важно передать то, что в Израиле вышло из религиозной сферы и воплотилось в культурный контекст.

– Расскажи немного про «Миш-походы».
– Это еще один наш проект - знакомство со страной.  Родился, когда я начала гулять в Израиле с детьми на природе. Дети  в 3-4 года во время прогулки начинают показывать  на деревья  и спрашивать, как они называются. Мы прекрасно знаем, что такое береза, акация, тополь, – то есть,  то, что выучили в детстве в Украине, в России, но понятия не имеем, как называются  основные  израильские деревья. Ну, может, кроме пальмы и кипариса.  У родителей есть возможность это узнать и выучить с детьми. Поэтому наши первые походы на природу были вокруг этого. Что такое «эц алон»(дуб), и чем отличается дуб здесь  от дуба, который мы родители знаем. Какие у кого плоды, листья, сказки про каланиёт (анемоны), ракафот (цикламены). Такие вещи, которые одинаково не известны и интересны и детям, и родителям.
Во всех мероприятиях – семинарах, праздниках, мы стараемся сделать, так чтобы и родителям было интересно.

Есть еще причина, почему мы считаем, что природа – это важно. Например, девочка приехала сюда в 17лет, и не была уже ни на школьных экскурсиях, ни в армейских походах. А если ты сам не бродил по всяким рекам, холмам, то со своим 2-3 летним ребенком не решишься пойти в незнакомые места.
К тому же, обычные экскурсии и походы для маленьких детей не приспособлены. Мы наши маршруты специально строим под потребности семьи. На подготовке мы сами их проходим с мадрихом, со стоппером буквально, чтобы маршрут был не слишком длинным, чтобы дети смогли нормально его пройти. Т.е. создаем специально для семей с маленькими детьми, чтобы можно было твердо пообещать: это сработает.
Праздники и такие походы – это связующие звенья в жизни семей олим, создающие их собственный, внутрисемейный опыт жизни в Израиле.

– Все проекты амуты имеют личную основу, или вы опираетесь на какую-то статистику? Как решаете, что нужно?
– В работе я основываюсь, на мой опыт с детьми, и опыт проведения и организации проектов, который я накопила за все предыдущие годы и продолжаю накапливать. Все проверяла на себе. Если нам это как русскоговорящим израильским мамам надо, то мы это делаем. Моим детям интересно, значит делаем. Они изначально были главными клиентами.
Кроме того, я аспирант на кафедре современного еврейства Бар-Иланского университета. Пишу работу, где сравниваю молодых людей, приехавших в Израиль в 90х, как полуторное поколение, и тех, которые приехали в те же годы в Америку. Меня приглашают проводить лекции, семинары.

– Расскажи, с какими трудностями приходится сталкиваться?
– В первую очередь, конечно, финансовыми. Начинали мы сами, исключительно на добровольных началах. Когда увидели, что есть интерес и спрос, то начали искать поддержку, потому как понятно, что без нее трудно. Мы сами работали как волонтеры, но чтобы сделать большое качественное мероприятие, нужны дополнительные люди, а им нужно платить. Те же самые брошюры и материалы… Сначала мы готовили тексты к праздникам и печатали на домашнем принтере. Чтобы создавать красивые печатные материалы уже нужны были деньги. И так далее.

– Вас поддерживает фонд "Генезис"?
В основном, да, и немного местные отделения мин. Абсорбции, когда проводим что-то для местных групп.
Наиболее сложная часть после финансовой - набор ведущих. Уникальность проекта в том, что это родительско-детская группа. Нужно работать на двух языках с разными возрастами, нужно готовить и проводить еврейско-израильское содержание, которое должно быть основано на реальности израильских детей, и быть так же интересно родителям, у которых таких воспоминаний нет. Так что в этом году мы начали сами обучать ведущих, которые будут с нами работать. Пытаемся брать тех, у кого есть опыт ведения больших групп, которые умеют работать с детьми, и добавляем необходимое, нашу специфику.

– Ну, а с главным – проведением мероприятий, похоже, трудностей не возникает.
– Да. Потому что мы уже вложили все что надо в подготовку, так что все проходит хорошо.

– Расскажи, что ты знаешь о результатах вашей работы?
– Как в любой образовательной работе, очень трудно оценить результаты. Я знаю, что каждый раз приходит много новых семей, которые слышали от друзей, что было очень хорошо, и они тоже хотят прийти. Таким образом, за 3 года работы мы набрали около 160 семей, которые у нас участвуют. Есть 1100 человек, подписанных на нашу страничку в Фейсбуке. Часто мне пишут люди на мейл что-нибудь вроде «я уже год читаю вашу фейсбук-страничку, но только теперь дата и место подходят, и мы хотим прийти». Таких людей, которые читают, но еще не приходили, я тоже считаю конечно, частью нашей работы, нашим результатом.

Ну а самое главное, это когда люди начинают сами пробовать. Есть у нас отзыв от мамы из Иерусалима, которая писала, что они были у нас на Седер Рош-А-Шана, и увидели, что не такая уж это и сложная вещь. И вот она с нашим материалом решилась, и за 24 часа позвала друзей с детьми и сделала у себя такой праздник. Другая,  мама из Хайфы сказала спасибо за брошюру о Суккот. Когда ее ребенок пришел из садика с вопросами, а она не знала, что сказать. А теперь с помощью нашей брошюры может сесть с ним, почитать и объяснить.

– Три года работы амуты, как они отразились на жизни твоей и твоей семьи?
– Все члены моей семьи говорят, что наша жизнь стала интересной и активной. Как раз то, что я хотела! Этим летом во время Цук Эйтан был четырехдневный лагерь на 20 семей, который был создан и продуман под маленьких детей, с перерывом на сон, бассейн, программы. И мои дети в этом участвовали, конечно – это было для них в первую очередь. В следующем году, думаю, тоже будет лагерь, где мои дети поучаствуют с удовольствием. У нас появилось очень много новых друзей. Многие из тех, кто записывался на Фейсбуке и приходили на проекты, стали со временем и моими личными друзьями. У детей тоже образовался там свой круг друзей. Так что «הורים לצברים» это для меня и работа, и воплощение своих идеалов и ценностей. Все перетекает одно в другое, и мне это очень нравится.
Понятное дело, что есть и своя цена такой всеобъемлющей работе. Моя семья не всегда рада, что все семьи приглашены на 10:30, а мы приезжаем на место праздника уже к 9 -9.30 в Шаббат. Или когда вместо того, чтобы пойти в пятницу в кино, я сижу и вырезаю карточки, потому что завтра мероприятия. Работа дома – дело такое, у нее есть свои плюсы и минусы.



– Какие планы на будущее?
– Продолжать проекты. И держаться за качество. Чтобы праздник прошел хорошо, мы приглашаем 20 семей, если их будет 40-50 в одном месте, уровень мероприятия будет ниже. Мы хотим столько финансов и ведущих, чтобы такие праздники и походы, происходили одновременно на севере, юге, в центре… Чтобы все кому это интересно, могли по минимальной цене за участие позволить себе поучаствовать там, где им удобно. Чтобы больше семей могли принимать участие, получая как можно более высокое качество. Это наш большой идеал, и мы к нему стремимся.
Вот наши контакты:


Vika Shteiman
mobile: +972-52-4475344
e-mail: vika@tzabar-parents.org

הורים לצברים
Tzabar Parents

www.tzabar-parents.org
Visit our Facebooke page

Приходите!


Илана Шляпник, персональный стилист

Знакомьтесь – Илана Шляпник, персональный стилист. Илана специализируется на полных и фигуристых женщинах, или тех, чья фигура изменилась после родов.

­– Почему? Потому что сама много раз в отчаянии захлопывала дверцы шкафа и громко восклицала такую знакомую многим женщинам фразу: – "мне нечего носить!", сердилась на себя и свое тело за те изменения которые материнство и возраст создают с телом, ставила себе нелепые условия вроде «сначала похудей на 20 кило потом одевайся». С досадой читала про все интернет советы о том как за 10 минут похудеть и как стать иконой стиля в 10 шагов. Пробовала все немыслимые диеты, и сердилась на себя за то что не может заставить свое тело быть таким как раньше, за то что красивые по её мнению вещи шьют только для худых.

И кругами обходила магазины что бы найти одежду, которая бы помогла мне чувствовать себя хорошо и эстетично, современно и модно. Пока не поняла – не надо ждать пока похудеешь, помолодеешь или станешь богаче. Надо учиться и найти инструменты, которые помогут в создании образа уверенной и сильной современной женщины. Вне связи с возрастом  и телосложением – ведь красота женщины не зависит от цифры на весах.



Как сказала одна моя клиентка:

[читать дальше]

«Теперь я поняла, что мне есть что украшать, есть чем гордится! И я вовсе не должна силой заставлять себя худеть!» В результате нашей работы она перестала воевать с собой. Перестала злиться на себя за то, что не соответствует каким-то выдуманным кем-то стандартам и приняла свое тело.

Парадоксально но лишь приняв себя и получив полный комплекс услуг у стилиста она вернулась к занятиям спортом и немного изменив привычки в питании улучшила не только внешний вид но и здоровье.

Ведь главное – принять свое тело таким, как оно есть сегодня, и научиться правильно его украшать.

– Можно поподробнее о ваших клиентках?

Это состоявшиеся женщины, обычно в возрасте 45-55. У них есть семьи, они делают карьеру, им важно хорошо выглядеть. Современно, гармонично, вне связи с возрастом, телосложением и достатком.

При этом они ошибочно считают, что должны воевать со своим телом, и что приз в виде нарядной красивой одежды полагается им только в случае этой мифической «победы», то есть, когда они станут кем-то другим, а не собой. Желательно обладателями каких-то невероятных пропорций, которых и на свете-то не существует.

– Что вы им советуете?

Я просто говорю: это – то, что есть сегодня, и мы сейчас научимся это все классно упаковывать и с гордостью показывать миру. Почувствуешь себя женственной и привлекательной, а уж потом занимайся спортом, здоровым питанием и чем хочешь. Одно другому не мешает. Главное - мир с собой наступит уже сегодня.

– Как вы пришли к работе с индивидуальным стилем?

Девочкой я шила и наряжала кукол, себя и подружек. Потом была работа в театре: создавала сценические наряды для кукол и для актрис. Там брали тряпки, накалывали их на манекен, создавая образ. А я должна была, глядя на этот манекен, сделать выкройку, сшить и выдать готовый костюм для актрисы или для куклы

Затем профессиональное обучение на модельера-закройщика (так это называлось много лет назад). Я открыла маленькое ателье по индивидуальному пошиву одежды, которое благополучно работало практически до моего отъезда в Израиль в 89 г.


- И здесь продолжили то же самое?

О, нет! Честно говоря, само по себе шитье это работа в моих глазах довольно скучная, хотя я могу в случае надобности сделать выкройку и сшить предмет одежды на заказ. Это помогает мне при покупке одежды для клиентки. Практически всегда  вещь после покупки требует небольшой переделки  подгонки и я ещё в магазине могу оценить или эта переделка технологически возможна и стоит потраченных на неё усилий. И отвожу мою клиентку к портнихе, которая работает со мной.

А вообще моя страсть – это увидеть человека и создать ему эффектный образ. Образ красивой, гармоничной и современной, успешной и уверенной в себе женщины. Женщины, выглядящей привлекательно и достойно.

– Вашего профессионального опыта хватило, или пришлось учиться дополнительно?

Иногда я слышу, как девушка говорит: у меня хороший вкус, я все про себя знаю, я обожаю моду, так что  я могу отлично одеваться сама и одевать других.

Хочу сказать, что мы часто находимся в плену ошибочных представлений и неизвестно откуда взявшихся стереотипов о себе. Поэтому я сама, уже проработав свои навыки модельера и костюмера, перечитав кучу книжек, блогов и поэкспериментировав, все же прошла профессиональное обучение на стилиста. И только после этого все изученное уложилось в целостную систему и начало по-настоящему работать.

Как художник, желающий хорошо рисовать, учит правила композиции и сочетаний цветов, также и стилист должен освоить определенные правила.

– Некоторые женщины опасаются, что если начнут одеваться «по правилам», им придется отказаться от естественности и самовыражения.

Женщина всегда так или иначе выражает себя, свою индивидуальность, характер, энергию. Другое дело, какие средства она для этого использует. Правила, законы стиля, которые стилисты изучают во время профессионального обучения, дают надежную опору и ориентир. Их достаточно мало, чтобы они складывались в целостную систему, и достаточно много, чтобы знающий человек мог правильно подобрать нужные.

Например, есть рекомендованные линии одежды для определенного типа фигур. Но у этой конкретной женщины может быть та или иная особенность, которая делает эти рекомендации лично для нее не применимыми. Или их применять нужно определенным способом, а каким – это мы с ней и будем подбирать.

Однако и женщина должна сотрудничать со мной, делать шаги навстречу.

–  Что от нее требуется?

Придя ко мне, женщина сталкивается с внутренним конфликтом, сопротивлением. Оказывается перед выбором: сохранять ли верность своим привычкам, или посмотреть в зеркало и увидеть в нем свою настоящую красоту, признать ее. И это очень трудно - принять что существует разница между тем что то что мы любим и тем что нас украшает. К сожалению это не одно и тоже... Очень тяжело противостоять таким словам, как «комфортно» и «удобно», или «я это никогда не носила и не одену».


Часто женщина говорит: «но я это так люблю…» и я тогда отвечаю: «да, но отвечает ли оно тебе взаимностью?»


Вообще главные враги зрелых женщин, это желание быть «оригинальненькой» и «молодежненькой».

И еще. Когда женщина понимает, что легкая скроенная по косой  летящая юбка скрадывает ее слишком тяжелые бедра, она также понимает, что к этим юбкам ей придется искать обувь, блузку, белье. А заодно разрушить свои представления о том, что черные брюки худят.

Это требует определенных усилий, иногда немалых. И моя задача – помочь женщине преодолеть, пройти этот этап, чтобы в результате принять и полюбить себя такой, как есть. И тогда украшать то, что красиво, подчеркивать то, что выразительно и скрадывать то, что стоит скрыть на реальном, настоящем, живом теле.

И тогда исчезают залежи вещей, которые никогда не носились. Больше нет такого: «купила и мне не подошло». Женщина получает в руки ключи для анализа себя, соответствия своей внешности, характера, обстоятельств… Все эти инструменты которые её окажут услугу много лет. Она становиться "сам себе стилистом" на все времена.на все случаи жизни – от вечернего торжества до поезди на неделю за границу. Правда должна оговориться – эти изменения происходят не мгновенно. Требуется время. Жизнь это ведь не телешоу.

– Но ведь все может поменяться, и ваши советы потеряют силу.

Никогда не потеряют. Почему? Да потому что даже если женщина очень сильно похудеет, её пропорции останутся прежними. Измениться объем, но соотношение ширины плеч к ширине бедер - останется неизменным. А это значит, что если ей сейчас идет юбка-«карандаш», то размер 50 смениться на 44, а форма будет ей по-прежнему идти.


– Бывает так, что убедить не удается?

О, да! Например, все тот же красный. Все познается в сравнении - на встречах я прикладываю к женским лицам разные оттенки красного и учу их увидеть, когда этот красный подчеркивает блеск глаз и уменьшает синеву под глазами или же напротив: усиливает цвет родинки на щеке и делает кожу шершавой.

Драма начинается, когда женщина красит волосы в рыжий цвет, привыкла к своему отражению и верит, что её бурный темперамент она может выразить только через цвет волос. И говорит, что рыжий – это не цвет, это характер.

Я считаю, что это моя профессиональная неудача. Это значит, что я не смогла ей показать в зеркале, насколько этот цвет ее простит, огрубляет. Не смогла донести, что экспрессию и темперамент можно выразить через неожиданные, но гармоничные сочетания цветов одежды, через выразительные крупные украшения, фактуру тканей и через крой одежды так далее.

Та дама ушла недовольная мною, я не подтвердила её правоту. А она заявила, что ей скучно и неинтересно носить одежду  в цветовой гамме средней насыщенности.

Так что наша служба и опасна, и трудна, и порою не видна!

– Что вам доставляет самое большое удовольствие в работе с женщиной?

Особое удовольствие для меня - выполнить социальный заказ. Например, получив должность начальницы большого отдела, выглядеть как достойный руководитель,  и вместе с тем не выглядеть сухарем и бесцветной мышью. Или когда вдруг надо соблюдать ограничения, наложенные дресс кодом. Например, одна моя клиентка получила новую должность и стала управлять большим отделением банка в религиозном районе. От неё потребовали выполнения ряда обязательств: носить платья и закрывать  локти. Она даже подумывала отказаться от должности, до такой степени ей это мешало, и нам в итоге удалось создать компромисс.

Но больше всего я ценю момент, когда между мной и женщиной возникает доверие. Это случается не сразу, этап сопротивления проходит каждая: «этот цвет я никогда не ношу», «это я никогда не одену», «у меня уже не тот возраст» и так далее. Постепенно ситуация меняется, женщина начинает больше слушать, понимать и наконец готова довериться и начать работать.

Ради этого момента уже стоит быть стилистом.



– Какой результат своей работы вы считаете самым важным?

Женщина должна быть довольна собой, она должна посмотреть в зеркало и сказать: вау, оказывается вот я какая! И когда она это увидит, то сама уже будет искать способы это подчеркнуть. Главное – она должна это увидеть. И отказаться от стереотипов.

–   Есть ли творческие планы?

Собираюсь расширять и развивать свою студию в Ашдоде, выходить на просторы интернета, работаю над сайтом и ищу женщин которые готовы принять участие в полном процессе с стилистом и разрешить мне опубликовать их фотографии.

А главная мечта – написать книгу, которая будет называться «Полные женщины и израильский климат». Предназначена она для всех «полнушек», которые живут при жаре 35+ в тени и влажности 70%. И так девять месяцев в году.

– Илана, что я встречу, если приду к вам в качестве клиентки? Какой вы со мной будете?

Буду проявлять понимание. Понимание того, что ты запуталась, и пришла за помощью. Того, что до сих пор ты делала самый лучший выбор, который могла, основываясь на тех знаниях, которые у тебя были.

Я понимаю, как это непривычно - выйти из повседневных обязанностей, в которых так удобно крутиться в джинсах и трикотажной кофточке. Я понимаю, что такое быть уставшей и невыспавшейся мамой маленьких детей. Что такое, когда нет машины и нужно много ходить пешком по жаре. Что такое, когда трутся внутренние поверхности бедер, стоит только надеть юбку… Я верю и знаю, что, даже исполняя все эти нелегкие обязанности современной женщины, вполне возможно создать современный, удобный и гармоничный гардероб. В котором будет место и женственности, и удобству. 

Женщина получит у меня метод анализа, который позволит ей в дальнейшем осознать в своей внешности сильные и слабые стороны.  Знать, как их на самом деле маскировать, а что наоборот, стоит подчеркивать, а главное – как именно это делать.

Мой метод позволит ей поверить в то, что женщина с фигурой любой конфигурации может выглядит  ярко, эффектно и женственно. И добиться любых целей в жизни. Потому что, хотим мы этого или нет, о нас судят по внешнему виду. Так отчего бы не повернуть это в свою пользу?



Илана Шляпник, контакты
https://www.facebook.com/ilana.shlapnik/?pnref=lhc

Наталья Качура, персональный стилист

Приветствуйте - Наталья Качура! Персональный стилист (просто потому, что пока не придумали другого слова)

"Что я делаю… я отражаю женщинам их самих, «сдуваю шелуху времени и чужих мнений» с них, настоящих."
"Какой результат мне важен?
Когда человек становится сам себе стилистом, когда он понимает про себя основное, и дальше начинает шагать сам, оставляя меня далеко позади. И уже ни в ком не нуждается, и смеет всё..."


[Читать о том, как посметь все с Натальей Качурой]

Знакомьтесь – Наталья Качура, персональный стилист.
Стилист для тех, кто хочет сам понять, увидеть, почувствовать и принять решение. Для тех, кто хочет не только честный и прямой взгляд со стороны, но и принятие себя как личности, со всеми нестандартными особенностями характера. Для тех, кто ищет себя, и чувствует, что внешний вид должен отражать внутреннее содержание.

– С определением своей специальности у меня до сих пор есть сложность. Я, определенно, не имиджмейкер. Я не создаю образы. Стилист? Ну… пока другого слова не нашлось — да, стилист. Персональный стилист.
Что я делаю… я отражаю женщинам их самих, «сдуваю шелуху времени и чужих мнений» с них, настоящих.

- «Не создаю образы» — то есть, с просьбой «хочу производить такое-то впечатление» к тебе не обращаться. Почему?

А просто это не моя ниша. Есть специалисты, которые делают это прекрасно, и с такой просьбой лучше обращаться к ним.
Недавно в Фейсбуке ролик ходил, с названием «я буду разной на каждом снимке», или как-то так. Фотографии одной и той же женщины в гриме. Узнать её, и в самом деле, невозможно. Не помню, досмотрела ли до конца, мне это не было интересно: я и так знаю, что возможности грима безграничны, и что актёрскому мастерству под силу любое перевоплощение.

Мне другое притягательно. Перевоплощаться-то мы по ходу жизни понаучились, кто лучше, кто хуже. Себя бы вот откопать в этом ворохе разного всего. Так что обращающимся за имиджем и образами я советую прекрасных специалистов в разных странах, в том числе и в Израиле.

Я работаю с теми, кому именно самооткапывание надо. Это то, что я делаю хорошо. Это то, что когда-то понадобилось мне самой, чтобы в жизни появилась гармония. Её не было очень долго. Всё то время, пока я своё желание быть на виду проявляла так, как это свойственно людям драматического склада, со мной часто происходили неприятные истории. Понадобились десятилетия, чтобы понять, в чём причина.

- Немного предыстории. Как все начиналось?

Началось с рассказа моей приятельницы о походе к стилисту. Я послушала-посмотрела, и решила, что мне тоже надо. Пошла только за индивидуальной палитрой, а вышла с дипломом, расторгнув для оплаты учёбы все страховки, и открыв накопительные программы: возможности цвета меня потрясли, я решила учиться.

- Возможности цвета? Например?

Помимо известных многим банальностей (часто неработающих, а то и работающих наоборот) о том, что-де «тёмный цвет старит», «розовый только для молодых», «чёрный идёт всем», «не зря белый выбрали для свадебного платья — белый украсит любую»… о-ооо, я просто терпение теряю, когда слышу это всё!
Так вот, помимо общеизвестных возможностей, цвет способен сделать ещё многое: очертить или смазать линию подбородка, затемнить или высветлить область между верхней губой и носом, подчеркнуть или спрятать потемнения кожи, мелкие морщины, и — это, пожалуй, самое важное — придать всей внешности аристократичный или плебейский вид.

Не могу не упомянуть, что о возможностях цвета особенно важно знать мужчинам: ведь у них нет возможности «спрятаться» за макияжем, и оттенки одежды особенно важны для того, чтобы выглядеть свежо и достойно.

- А что насчет линий и форм? Что будет, если женщина наденет «свои» цвета, а фасон будет не подходящим?

Известно, что… Иногда из-за неподходящих фасонов даже самые прекрасные тела могут выглядеть как холодильник.
Я показываю на семинарах и консультациях примеры таких случаев на фотографиях. А иногда и прямо на присутствующих. И тогда «на глазах у изумлённой публики», вдруг обнаруживаются изумительной красоты фигурки под невнятными одеждами.
Нет, я никого не раздеваю, я слегка корректирую одежду прямо на человеке. Несколько сантиметров выше-ниже, и… Вот, например:

2013-09-191

- Кто и с чем к тебе обращается? Расскажи про самые частые вопросы/проблемы.

Обращаются очень разные люди. Возрастной разброс — от девяти лет до шестидесяти восьми (на сегодняшний день)
Самая часто встречающаяся проблема — люди не смеют надеть то, что им нравится, боятся показаться слишком нарядными.

- Ну, есть мнение, что нарядная одежда привлекает ненужное внимание, делает человека «выскочкой». А если она подобрана неудачно, то и просто смешным, «клоуном». Или наоборот: что нарядную одежду надевают, чтобы отвлечь от себя внимание: все заметят одежду, а не человека в ней.

Это так, да. И про «привлекает ненужное внимание», и про «отвлекает от человека».
Если нужно найти подходящий вариант — но именно для своего покоя и гармонии, а не для создания имиджа — то вам ко мне.

- Расскажи про самого необычного клиента из тех, что у тебя были.

Самые необычные клиенты… сложно выбрать кого-то одного.
Самая необычная по возрасту — маленькая девочка. Она осиротела, и папе понадобились советы стилиста, чтобы и сейчас уже, и впредь, знать, как помочь дочери хорошо выглядеть.

Самая необычная по запросам — молодая девушка хотела выглядеть солиднее лет на десять.
Самая необычная по результату — спустя полгода после консультации дама посмела, наконец, развестись, оставить работу, и открыть собственный бизнес.
Самая короткая — за несколько месяцев совместной работы онлайн девушка сказала что у неё сложилась чёткая картина, ей всё понятно.
Самая неожиданная — даже не клиентка, а приятельница, побывавшая на семинаре. За год её стало не узнать. Объяснить это сложно, но перемены налицо, и они продолжаются.

- Вспомни и расскажи случай, воспоминания о котором наполняют твое сердце гордостью – за себя, за этого человека.

Ей-богу, не знаю… есть несколько человек, что открыли собственное дело после консультаций, потому что что-то взяли от меня такое, что придало им сил и уверенности.
Есть письма со словами «ты помогла мне больше, чем все психологи, к которым я обращалась».
Очень горжусь вот этим письмом:

- С какими трудностями ты сталкиваешься во время работы с клиентом? Имеются в виду любые трудности, будь то личность клиента, какие-то действия, что угодно.

Бывает трудно отличить, когда человек реально что-то не принимает, а когда это лишь установка какая-то, психологическое нечто, что уйдёт, если снимется психологический зажим.

- Почему работу стилиста невозможно поручить очень-очень-очень умному компьютеру?

Компьютеру всё равно, что получится, и получится ли вообще.
Конечно, «нельзя насильно напоить лошадь, можно только привести её к воде». Привести-то комп приведёт, но выбрать путь — это ему не под силу. А иногда выбор пути бывает важнее всего прочего.

- Что ты имеешь в виду? Объясни.

Я имею в виду, что просто дать указание, «как надо», «как правильно» или «как красиво» — это пустяки. К тому же, никто не может знать этого, на самом деле.) Более того, такие «указания» могут быть не только не восприняты, но и приняты в штыки.

Скажем, у самой меня такой характер, что, стоит мне услышать в свой адрес «тебе надо…» — то и хана… дальше уже неважно. Неважно что, неважно, в какой области, неважно даже то, что я, может, сама только что думала так же. Кто-то мнЕ говорит, как мнЕ надо, чтО мне надо..?!

Нас, таких, на самом деле, много, много больше, чем можно было бы подумать, но воспитание сглаживает это, некоторые сами не отдают себе отчёта в происходящем. И эту особенность, это желание самому решать, что тебе нужно, стоит учитывать.

Я «эмоциональный манифестор» — тем, кто в теме, это многое, очень многое пояснит. Тем кто не в теме, будет понятнее, если сказать, что я, наверное, тот самый овен, с которого писаны все самые смешные гороскопы про Овнов.

Так вот, со всею моей природной категоричностью и напористостью, я ищу и, надеюсь, нахожу пути к самым суровым и недоверчивым сердцам. Секрет, как обычно, прост. Сделать лимонад из лимона. А именно — на всю катушку пользовать известное качество Овна, рождённого в год Собаки: преданность «своим».
Никакие прежние размолвки, никакая природная несопоставимость, или какие бы то ни было качества человека, ставшего «моим», не помешают мне его любить — по крайней мере, всё то время, что мы в процессе совместного поиска.
Нетерпимая по природе, с теми, кого я взяла в «свои», я неосознанно становлюсь «подарочным вариантом» самой себя.
Я, наверное, далеко ушла от вопроса, почему нельзя заменить человека на компьютер?

- Ты сразу видишь, что нужно человеку, и объясняешь это ему? Или ищешь вместе с ним в процессе консультации?

Какие-то вещи (касающиеся оттенков цветов, линий и фасонов) почти всегда сразу, у всех. А какие-то (связанные со стилевым направлением) — у кого как.
С кем-то это определяется чуть ли не мгновенно, как только входишь в дом или даже как только получаешь первое письмо с рассказом о том, зачем нужна консультация. С кем-то это нащупывается по ходу встречи. Иногда — после встречи.
Было два случая лично у меня — оба с жительницами Норвегии — когда начинали искать стилевое направление заново. Всего же людей, в жизнь которых «не вписалось» предложенное стилистами, среди обратившихся ко мне было шестеро на сегодня.

- Было ли в твоей практике такое, что человек категорически не соглашался с твоими рекомендациями? Например, говорил «я этот цвет никогда не надену», или «в этом стиле я выгляжу глупо».

Пас-ссстаяно! Вот тут-то и бывают нужны мои «подарочные» качества. Кроме того, важно, чтО именно неприемлимо.

Если это цвет, то это дело временное и наживное: либо человек просто не увидел ешё, чтО делает с ним его любимый оранжевый, например (когда увидит — сам откажется), либо это психологическое, и возьмёт время осознать, что… эээ.., ну, я об этом говорю так: «девы, любить тех, кто портит нам цвет лица, можно ещё позволить себе лет эдак до тридцати, но уж потом стоит любить только тех, кто отвечает взаимностью и приносит радость. ..оттенков одежды это тоже касается».
Однако если речь о стилевом направлении, то оно, если нащупано верно, немедленно узнаётся, и мгновенно принимается. Как правило, со словами «…так я же это всегда и носила\любила,  пока не прочитала\пока мне не сказала мама\муж\подруга…»
Если же, даже спустя пару месяцев, всё никак не складывается — значит, что-то пошло не так, надо пересмотреть.

«В этом я буду выглядеть глупо» — так никому говорить не пришлось, потому что — помнишь? — я не предлагаю образов. Образ каждый выбирает себе сам. Из добытых на консультации или семинаре камушков каждый строит свой собственный дворец. Сам строит, в удобном для себя темпе.

- Что тебе доставляет самое большое удовольствие в твоей работе? Я имею в виду процесс.

Момент, когда «попёрло»: когда человек сам увидел, почуял, уловил.

- Насколько сильным и кардинальным бывает перелом? Бывало ли так, что к тебе приходила девочка в футболке, а уходила «железная леди»? И наоборот, может ли оказаться, что женщине нужно изменить всего две-три небольших детали в собственном стиле?

Конечно. Первой такой была Надя. Она же стала первой их тех, кто после консультации созрел открыть собственный бизнес.

Ещё примеры можно увидеть на фотографиях, присланных теми, кто начал меняться, у меня в журнале, в теме «до и после»

- Стиль, который ты выбрала для себя, называется бохо? Говорят, что он самый женственный из всех стилей, и идет решительно всем. Это правда?

Я не пользуюсь словом «стиль»: стиль это много больше, чем одежда, причёска, и прочее внешнее. Довольствуюсь понятием «стилевое направление». Моё называется delicate. Бохо - один из вариантов направления delicate.

Идёт ли бохо всем… Использовать какие-то элементы бохо-стиля (тут слово «стиль» оправдано) может представитель любого направления, даже консервативный «классик» — взять, например, да и украсить свой строжайший костюм наивным рукодельным украшением из кружева, или стим-панковской брошью.
Но я бы поостереглась говорить, что бохо для всех. Я бы даже сказала, пожалуй, что это одно из самых опасных направлений. Особенно для людей, которых напрягает выглядеть «не как все».

- Мало знать, что купить, нужно еще это как-то найти. И некоторым это бывает по-настоящему сложно. Что советуешь своим клиенткам?

Первое — смотреть вокруг, где бы ни был. Невзирая на вывески и рекламы, предложения скидок и имена. Просто смотреть. Есть твои цвета? Значит, стоит заглянуть — это не отнимает много времени, при условии, что чётко знаешь, что ищешь (соответствие четырём параметрам: 1. допустимые и предпочтительные цвета, 2. желательные линии и принты, 3. оптимальные фасоны, и 4. соответствие какому-то стилевому направлению)

Если фигура далека от того, что назначено промышленностью в «норму»  - стоит обзавестись надёжной, опытной и талантливой личной портнихой. Как это было принято в прежние времена.

- Каким твоим личным, человеческим качествам может доверять твой клиент? Какой ты точно будешь с ним всегда, от начала до конца процесса, и даже после?

Смешливой. Чаще всего уже где-то к середине процесса мы постоянно смеёмся. Даже если вначале клиентка обращается ко мне на «вы», и всего стесняется

- Подумай о своих конкурентах – других стилистах. Как бы ты сама описала, чем отличаешься от всех-всех-всех?

Не знаю. Я ведь не была на их консультациях.
Может быть, тем, что я всегда приезжаю к клиенту домой сама, или тем, что обратиться с вопросом ко мне можно спустя какое угодно время?

- В каком направлении собираешься развиваться (может быть, взять партнера или помощника, ввести новую услугу, изучить что-то новое и т.д.)?

Я проверяю все системы, занимающиеся человеческой внешностью, и постоянно проверяю свою систему: профессия стилиста очень молодая, проверять интересно абсолютно всё.
По натуре я одиночка, партнёров не ищу.
Но помощники — есть, да. Я хочу на постоянной основе начать проводить индивидуализированные семинары — в Хайфе и Минске, так как они оказались результативнее даже, чем я ожидала.
В организации и проведении семинаров мне помогают муж (он фотографирует все израильские семинары), Ассоль Сухаревская (Розенберг) (Хайфа) и Елена Дубровина (Минск)

- Какой результат тебе больше всего важен?

Когда человек становится сам себе стилистом, когда он понимает про себя основное, и дальше начинает шагать сам, оставляя меня далеко позади. И уже ни в ком не нуждается, и смеет всё.

* * *

Связаться со мной можно следующими способами :

почта blumochka@gmail.com
страница в фейсбуке https://www.facebook.com/natalie.kachura
комментарий к любому из постов в рабочем журнале http://kachura-nataly.livejournal.com






4260_n

(да-да, один и тот же человек... В тридцать четыре года, и сегодня, почти в сорок четыре.)

Саша Золотницкая, психотерапевт. Рядом с вами в трудные времена

- Саша, чем Вас привлекла медицинская психология, почему Вы ее выбрали?

Когда я училась в медучилище, самым интересным для меня было разговаривать с больными, ободрять их. У меня это хорошо получалось и приносило большое удовлетворение и ощущение собственной значимости (мне тогда было лет 16). А тут оказалась, что есть целая специальность, которая только этим и занимается!
jkjkjkjkd

[Читать]Саша Золотницкая, лицензированный медицинский психолог и психотерапевт. Живет и практикует в Хайфе, Израиль. Чуткий и глубокий человек, Саша опирается в работе на проверенные методики, однако главным инструментом терапии является все-таки она сама, ее теплота и способность быть рядом в трудный момент.

- Саша, чем вас привлекла медицинская психология, почему вы ее выбрали?

Когда я училась в медучилище в Харькове и проходила практику, самым интересным для меня было разговаривать с больными, ободрять их. У меня это хорошо получалось и приносило большое удовлетворение и ощущение собственной значимости (мне тогда было лет 16). А тут оказалась, что есть целая специальность, которая только этим и занимается!
С психологической точки зрения я связываю свой выбор профессии  также и с моим собственным травматическим, экзистенциальным и духовным опытом: в детстве смерть дяди от рака и табу на разговоры об этой болезни и о смерти,  кризис эмиграции, случайное свидетельство детской смерти во время трека в Таиланде, поиски самореализации и смысла.

– Как все начиналось?

Не сразу. Сначала была первая степень по психологии и социологии в Хайфском университете. Затем вторая степень по философии в Тель-Авивском университете (я училась с отличием и думала тогда об академической карьере, но желание работать с людьми возобладало), и наконец вторая степень по медицинской психологии в Академическом колледже Тель-Авив - Яффо.
Моя четырехлетняя специализация в медицинских центрах Израиля началась с работы в поликлинике СПИДа центральной Тель-Авивской больницы. Расскажу об одном из первых пациентов. Это был ивритоязычный парень-гомосексуал, носитель вируса иммунодефицита человека, страдающий реактивной депрессией. Мало того, что он уже жил с клеймом «нестандартной ориентации», которое скрывал как мог, так еще и болезнь, считающаяся в обществе позорной. К бремени ужасной тайны добавились стыд и страх смерти. Удивительным было то, что хотя я, казалось бы, пришла из совершенно иной среды, между нами установился теплый и близкий контакт.
Этот случай я вспоминаю со смешанными чувствами. С одной стороны – тепло, как первую любовь. С другой – жалею, что у меня тогда не было в распоряжении моего сегодняшнего опыта и методик.

– Саша, ваша специализация – медицинская психология. Что это такое? С какими проблемами к Вам можно обратиться?

Медицинская психология   занимается психологическими и социальными факторами, влияющими на здоровье и болезнь.
Обращаться ко мне можно со всеми проблемами, в основе которых лежит стресс, психологическая травма или жизненный кризис, и с которыми человек затрудняется справиться: тяжелое физическое заболевание, болезнь или смерть близкого, аварии, инвалидность, «выход из шкафа», эмиграция, разрыв отношений, пережитый теракт, профессиональное выгорание, психосоматические состояния и т.д.
В некоторых случаях психотерапия происходит параллельно с медикаментозным лечением, так что по мере надобности и с согласия клиента сотрудничаю с врачами (в Израиле только врач имеет право прописывать лекарства для настроения).

На практике я пользуюсь методами когнитивно-поведенческой терапии, которые помогают более эффективно справляться со страхами, тревогами, депрессиями, навязчивыми состояниями и т. д.  Речь идет о довольно активной форме терапии, в которой психотерапевт и клиент работают как партнеры, и между встречами даются домашние задания. Еще я владею очень эффективной техникой  проработки травматических переживаний с помощью движений глаз, называется EMDR (Eye Movement Desensitization and Reprocessing). Она идет еще глубже.
Приведу свежий пример из клиники: мужчина, которого во время работы покусала служебная собака. В результате ему пришлось делать ряд операций, которые привели к хроническим болям, трудностям в движении, не считая эстетической составляющей. Все это время он не мог работать, был вынужден оставить учебу в университете. Ко мне он попал с классическими симптомами посттравматического стрессового расстройства и фобией собак, при том что до этого он их обожал.

Лечение происходило на трех уровнях. Во-первых, психологическая поддержка в процессе медицинских проверок и процедур, работа с телесным образом и физической болью. Во-вторых, с помощью моей любимой методики EMDR прорабатывали  собственно психологическую травму и фобию. В третьих, разбирались с его работой, где была получена травма, по его просьбе искали смысл случившегося и урок, который можно из этого извлечь. В результате, посттравматическое расстройство, депрессивное состояние и фобия собак практически исчезли, и мужчина позволил себе кардинально изменить род деятельности. Благодаря тому, что больничная касса Маккаби возвращает личное участие в оплате психотерапии тем, кто получил производственную или автодорожную травму, этот человек мог пользоваться моими услугами в течении около полугода бесплатно, и также проработать дополнительные проблемы своей жизни.

У травм, кстати, бывают последствия в виде фобий и страхов, например, могут возникнуть постоянная тревожность, нарушение сна, страх экзаменов, полетов и, как следствие, избегание всего, что связано с пугающей ситуацией.

Вот такой пример. Мальчик, который учится по программе для одаренных, не мог сдать экзамены. И попал ко мне после того, как с последнего просто ушел. Во время работы выяснилось, что его мучали сомнения, подходит ли он для такого высокого уровня обучения, хотя мозгов у него было дай бог каждому. За четыре – пять сеансов проработали страх несоответствия и перфекционизм, я обучила его техникам релаксации, причем EMDR использовали только на двух – для проработки воспоминаний о тех неприятных переживаниях на экзаменах, в результате которых и возникла его фобия. Следующие экзамены он сдал благополучно. Еще был недоволен тем, что на одном из них недобрал пару баллов!

– Что ж за методика такая чудесная? Как она работает?

Примерно как во сне. Как образуется психологическая травма? Когда ресурсов человека не хватает, чтобы справиться с неприятным событием, т. е. нервная система не способна его «переварить», травматическое переживание «капсулируется» в мозгу как нечто постороннее, да еще и посылающее «болевые сигналы». Как воспалившаяся заноза. Человек старается об этом не думать, не чувствовать, однако мысли и воспоминания являются сами.

Так вот, считается, что то, что происходит при работе с данным методом, напоминает  фазу быстрого сна, во время которой мы видим сновидения. Во сне мозг приводит в порядок полученную за день информацию, лечит подобные травмы, если они мелкие. Как говорится, «утро вечера мудренее».  Для крупных травм нужно специально поработать, и тогда травматическое переживание становится просто воспоминанием, не вызывающим прежнего накала эмоций, частью жизненного опыта.

Вот как подытожила результаты психотерапии с применением EMDR молодая женщина, страдавшая перепадами настроения, неуверенностью и страхами, не смотря на то, что внешне она выглядела вполне успешной и довольно бойкой: «Картины, долгие годы мучавшие меня, стали прошлым. Появилось больше уверенности и чувства собственного достоинства». Мне было отрадно узнать, что главными терапевтическими факторами в нашей совместной работе она считала «профессионализм, верно выбранный метод и личный душевный подход».

– Это правда, что с помощью психотерапии можно вылечить болезнь, если в ее основе была психологическая причина?

Не все так просто.  На самом деле, ни медицине, ни психологии до конца не известно каковы точные причины того или иного серьезного заболевания. Хотя считается, что сильный стресс может являться катализатором. Важнее, на мой взгляд, другое. Сама по себе физическая болезнь, каковы бы ни были ее причины, является сильнейшим стрессогенным фактором, и задача психотерапии — не пестовать чувства вины за то что «я сам на себя навлек серьезное заболевание», а помочь пережить эмоционально тяжелое известие и научиться наиболее адаптивно жить в новых условиях.

Но бывают случаи, когда человек страдает всякими физическими симптомами и болями,  прошел все обследования, и либо не было найдено очевидной медицинской причины, либо находки не объясняют силу симптома. Тогда врачи разводят руками и рекомендуют сходить «полечить голову». Таких случаев огромное количество. Одно из простых объяснений, что в нашей культуре более легитимно страдать физическими хворями, чем душевными. В результате люди, когда болит душа, идут к семейному врачу.

Так вот, если физическим симптомам не найдено медицинского объяснения, то да, психотерапия имеет неплохой шанс вылечить или значительно уменьшить мучающие человека симптомы, улучшить его психическое и физическое состояние. Когда ко мне приходит человек с букетом неопределенных физических и психологических симптомов, я просто знакомлюсь с ним поближе, разбираюсь, стараюсь выделить главные моменты и понять, с чем в первую очередь нужно работать.

– Вы считаете болезнь виновником страданий, а не наоборот?

Когда человек оказался перед лицом болезни, она – его реальность, источник стресса и страданий.
Поэтому, прежде всего работаем с тем, как человек это переживает и как справляется с тем, что происходит. Ударение делается на внутренние и внешние ресурсы, которые помогают человеку справляться с уже возникшей болезнью, физической травмой или инвалидностью. Пережить ее, преодолеть или научиться жить с этим. Со временем, очень постепенно я перемещаю работу в прошлое, в надежде обнаружить там то, что можно проработать и этим облегчить состояние человека в настоящем.

Вот один из моих больничных пациентов, мужчина с онкологией. Человек он сильный духом и телом, один из тех, кого приводят в качестве примера активности и мужества. Болезнь, тяжелое лечение и состояние неопределенности подкосили его. Появилась депрессия, куча неприятных физических симптомов и мысли о самоубийстве. Около года мы с ним встречались раз в неделю, беседовали, и хотя приезжал он издалека, отменил за это время всего пару встреч. Мы проработали его травматические воспоминания об “одиночном заключении” после пересадки костного мозга. Я применила методику, основанную на метафорических картах и работе с соматическим (телесным) переживанием (это еще одна эффективная техника освобождения от посттравматического стресса, которой я владею).

Но главным в его терапии, все же, оказалось душевная поддержка. Этот гордый человек, которому почти невозможно было просить кого-то о помощи, мог чувствовать себя со мной спокойно и безопасно, чувствовать, что он не один. Его депрессия и страхи значительно уменьшились, мысли о самоубийстве ушли, хотя в физическом состоянии ничего не изменилось и опастность возвращения болезни осталась.

– Часто имеете дело с тяжелыми диагнозами?

У меня большой опыт работы с болезнями и инвалидностями разного рода, особенно тяжелыми: онкология, ВИЧ, рассеянный склероз, ортопедические травмы и травмы головы, хронические боли различного происхождения. Не менее самих больных в психологической поддержке нуждаются их близкие.
Так что людям стоит знать, что с тяжелыми физическими болезнями можно обращаться не только к врачам, но и за душевной помощью, и купат холим субсидирует это.

– Вас можно назвать экзистенциальным терапевтом?

Да, однозначно.

Тема экзистенциального кризиса или кризиса существования, который вынуждает человека искать смысл жизни и смерти занимает меня многие годы. На нее меня натолкнули собственные опыт и переживания. Когда-то я занималась этим теоретически, почитывая книжки и пописывая тезис на факультете философии. Но став психологом в больнице, столкнулась с "экзистенциальными данностями" лицом к лицу на практике.

Потеря смысла жизни и переоценка ценностей часто возникает, когда человек получил тяжелый диагноз, являлся свидетелем смерти или аварии, или его собственная жизнь была под угрозой. Осознание собственной уязвимости, того, что жизнь – хрупкая штука, которая может оборваться в любой момент… Это переживание настолько сильное, что способно перетряхнуть весь внутренний мир.

Иногда это дает толчок к росту и человек обретает силы и смысл, которыми раньше не обладал. Пересматривает приоритеты, ценности, открывает для себя то,  чего раньше он по каким-то причинам не позволял себе увидеть и понять.  Кстати, травма это как маленькая смерть при жизни. Или не очень маленькая.

А иногда, если справиться не удалось, возникают всякие симптомы и расстройства, с которыми лучше обратиться за помощью. Вот тогда-то я и выступаю в роли экзистенциального психотерапевта, поддерживая душевно и помогая человеку сформулировать и исследовать мучающие его вопросы, возможно примириться с происходящим, обрести новый смысл, или наоборот "бунтовать" и бросать вызов. По мере надобности применяю техники, о которых уже рассказала.
  

– Насколько глубоко Вы можете забраться?

– Настолько, насколько это нужно человеку и насколько он мне это позволяет. Тут философское образование очень помогает, дает глубокое и масштабное видение тех проблем, с которыми сталкивается человек.
Старение, болезнь, смерть, проживание последствий своего выбора, потеря и обретение смысла – это экзистенциальные состояния, они всем присущи, всем людям.

– Что для Вас наиболее ценно в этом?

В этих состояниях «шелуха» слетает, и ты встречаешь человека более прямо и искренне. Мне ценно ощущение, что в процессе своей профессиональной деятельности у меня получается поддерживать и утешать людей, страдающих телом и душой, уменьшать их боль.
Чем я это делаю? Своей душой. Помогает моя любовь, эмпатия, стремление быть с вами в этом состоянии. Просто быть рядом.

– Неужели с каждым возникает такая связь?

Нет, конечно, трепетная связь сердца к сердцу возникает не с каждым, но в любом случае можно помочь человеку с помощью обычной доброжелательности и отработанных методик. Есть техники, которые обязательно сработают, когда есть основа, доверие и ощущение, что мы вместе можем проделать эту работу.
Я  считаю пациента партнером, «попутчиком». В какой-то момент наши жизни соприкоснулись, и я с помощью своего образования и опыта могу направить, но это не снимает с человека ответственность за успех нашей совместной работы.

С другой стороны, мне приходится встречать людей в самых чувствительных и уязвимых состояниях. Они ждут помощи, ждут облегчения. И это уже моя ответственность - создать для них оптимальные условия защищенности и доверия, в которых они могут открыться и почувствовать себя понятыми и неодинокими. Самые простые слова в этом контексте вдруг приобретают огромную силу. Я работаю над собой, и стараюсь оставить за порогом свои личные переживания и проблемы, чтобы не навредить.

– К Вам может обратиться любой, или есть ограничения?

Не берусь за проблемы с алкоголем, наркотиками, шизофрению.  Работаю только со взрослыми, как светскими, так и религиозными. Со всеми сексуальными направленностями. Уважаю чужие верования, и никогда не навязываю своих.

– Саша, психотерапия это очень долго?

Зависит от целей и запросов клиента. Если цель – выговориться, получить поддержку, консультацию и первичные рекомендации, это можно сделать очень быстро, за одну, две, пять встреч. В моих глазах это не психотерапия. Тут не происходит ничего кардинального, а довольно часто наблюдаемое моментальное «чудесное» улучшение, если не проработать более глубокие вещи, как правило оказывается временным.

Я предпочитаю «копать глубоко», хорошо узнать человека, вникнуть как следует в то, с чем он на самом деле пришел. Слишком часто бывает, что обращаются за мелочью, а потом всплывают целые «айсберги». Очень важно прощупать всю историю, почувствовать человека, наладить взаимное доверие.

Дорога не простая. Когда хочешь проработать что-то глубокое и настоящее, требуется время. А главное, боли при этом не избежать, хотя моя задача как терапевта по возможности облегчить этот нелегкий процесс.


Ира Зеликман, украшения fleur-de-irk

Встречайте Иру Зеликман, украшения fleur_de_irk!

Перед вами человек, воспитанный с детства на произведениях мирового искусства. Так что Ирины работы выполнены с соблюдением всех художественных канонов.

Инженерное мышление дополняет художественный вкус, и каждое украшение - результат точного расчета расположения бусин и натяжения нитей. Оно будет держаться крепко и ровно, хоть танцуйте.

И напоследок: каждое украшение работы fleur-de-irk создано так, чтобы подойти определенному цветотипу. Ира точно знает про каждое свое изделие, кому оно подойдет. Лень рыться в каталоге? Напишите и спросите! Точный исчерпывающий ответ гарантирован.



[Читать дальше]

– Ира, как Вы стали заниматься украшениями?

Первые в моей жизни бусины и украшения из них появились в дошкольном возрасте. Я даже их отчетливо помню: рассыпанные черно-белые бусики.

Много лет это было увлечением, хобби. Бисер всегда был, а книг-то про него не было. Поэтому все способы плести и собирать узоры я придумывала сама. А в 2006г. я стала делать украшения на продажу и в больших объемах. К этому времени освоила покупки через интернет и смогла добраться до красивых материалов: камней, жемчуга, хорошей фурнитуры.

Получились украшения, в которых соединяются натуральные материалы (камень, перламутр, жемчуг) и бисер. Бисер выполняет ту же функцию, что обычно металл: соединить элементы украшения в одно целое и подчеркнуть природную красоту камня.

– Натуральные материалы и бисер, как Вам удается их «подружить»?

Вопреки распространенному заблуждению, бисер – это не пластмасса, он делается из стекла. Прокрашенный насвозь, богатый оттенками, с разнообразными оптическими эффектами, он представляет собой тоже вполне натуральный материал. Пластмассу я не люблю. И главное - не люблю вещи, которые притворяются не тем, что есть. Например, Сваровски выпускает стеклянный жемчуг. А я предпочту просто красивую стеклянную бусину, или пусть менее правильной формы, но настоящую жемчужину.

– Что вдохновляет Вас?

В создании украшений главным источником мотивации для меня являются женщины, которые будут их носить. Дело в том, что украшение не может быть «просто так», вещью самой по себе. Это не картина, чтобы на стенку вешать. Украшение должно носиться.  Оно должно соответствовать образу, подчеркивать его, добавлять уверенности в себе той, которая его носит. А раз так, значит, как правило, они менее выигрышно смотрятся на подставке, чем на человеке. Всегда поощряю клиентку примерить, если есть такая возможность: сразу видно, начнет ли на ней играть, или нет.

Поэтому мои украшения всегда адресные. Я могу описать каждое и рассказать, какому типу внешности оно подходит, какую женщину сделает более красивой и почему именно оно.


– Украшения, подходящие к типу внешности? Расскажите, пожалуйста, подробнее.

У всех разные формы лица, шеи, плеч. Разный цвет волос, кожи, глаз, и сочетания всего этого. Поэтому украшения должны подчеркивать и дополнять те внешние данные, которые есть именно у вас.

Самое прекрасное украшение может совершенно «убить» одного человека и заставить сиять другого. Такое простое понятие, как гармония, сложно потрогать руками, но человек, создавая образ себя любимого, стремится именно к этому.

Я не стану использовать в украшении пусть очень красивое, но сложное сочетание цветов, которое будет трудно соотнести с одеждой и типом внешности. Иначе может оказаться, что украшение, которое потрясающе смотрится на подставке, просто никто не сможет надеть. Если женщина пришла и ничего из имеющегося у меня ей не подошло – я просто сделаю новое украшение специально для нее.

Довольно много есть  украшений V-образной формы, потому что такая форма зрительно удлиняет шею, и это многим нужно. А представьте, наоборот, длинную узкую шею. В этом случае будет идеальна широкая стойка контрастного цвета, которая будет часть шеи закрывать и зрительно укорачивать. Кроме того, такому человеку я порекомендую круглые короткие серьги. Если лицо с заостренным подбородком – подойдут серьги каплевидной формы.

Например, это колье для женщины высокого роста, темноволосой, с достаточно смуглой кожей, уверенной в себе. Жесткий обруч позволяет ему хорошо смотреться на шее практически любой формы.


Образ – это в меньшей степени черты лица, а в  первую очередь пропорции и цветосочетание. Например, к русым волосам и светлым ресницам и бровям подойдут украшения пастельных тонов: голубой, золотисто-желтый, бледно-оранжевый. Но не яркий, приглушенный.

Одна моя знакомая стилист использовала мои украшения в качестве иллюстрации на своих лекциях по цветотипу. Для меня это был приятный опыт, с удовольствием его повторю. 

– Делаете ли украшения на заказ?

На заказ я не очень люблю работать, предпочитаю иметь большой запас разнообразных украшений и подбирать к конкретному человеку. Если ни одно не подойдет – тогда я предлагаю сделать на заказ.

Украшение должно сочетаться не только с оттенком кожи, глаз, волос, но и с личными предпочтениями, с образом жизни, который человек ведет, с тем стилем одежды, который он носит, с макияжем…. И все это как-то должно составлять цельный образ. Человек может прийти выбирать украшения в одной одежде, а потом носить с другой.

– Есть ли у Вас любимый материал?

Однозначно жемчуг. По двум причинам. Во-первых, натуральные материалы – камни, жемчуг, они не нейтральны в смысле сочетания с человеком. Когда человек прикасается к тому или другому материалу, у него возникает или не возникает с ним контакт, желание держать в руках, гладить, носить. 

Вот жемчуг – «мой» материал, мне хорошо и приятно с ним работать. А малахит или тигровый глаз, например, мне очень нравятся внешне, но работать с ними мне сложно, я физически устаю.

Во-вторых, я считаю, что жемчуг практически универсальный материал для женских украшений. Почти всем он идет, тот или другой, а разнообразия хватает. Если не знаешь, что выбрать – выбирай жемчуг, почти невозможно проколоться. У меня таких украшений много, их легко подобрать, они хорошо сочетаются, нетребовательны и неагрессивны.. Подходят ко многим типам внешности.

У жемчуга большое разнообразие цветов и оттенков. Кроме того, может быть много вариантов плетения: тонкая нитка, ажурное или массивное колье, крупные или маленькие серьги. Все это помогает создавать разные впечатления.

Жемчуг может примирить почти несочетаемые цвета. Например, нежная  блондинка, которая обожает ярко-красный цвет.  Не будем обсуждать, до какой степени ей это не идет, и во что может превратить ее внешность, саму по себе очень даже милую. Но раз от этого помидорного платья она отказываться не собирается, есть способ.  Надеваем широкое жемчужное ожерелье, белое или кремовое. У жемчуга, кроме цвета, есть собственный блеск. Ожерелье даст на лицо светлую подсветку, отделит большой массив красного цвета от лица.

Или, например, ярко-синий цвет, который мало кто может носить. Сам по себе он слишком яркий, акцент переносится на одежду, впечатление от лица размывается. Я выбрала бы жемчуг серебристого или стального оттенка, опять же отделяющий лицо от одежды.

Почти всегда решений больше, чем одно. Достаточно частое явление – человек, который пришел за одним, а унес три других.


- Можно ли принести Вам камень или старое украшение, чтобы Вы сделали на заказ из этих материалов?

Вообще-то я предпочитаю делать сама, и выбор у меня всегда обширный. Но если тебе нравится камень, скорее всего он тебе подходит. Так что нужно посмотреть на тебя, на камень и найти композиционное решение.

- Какой самый приятный момент в работе?

Очень люблю, когда клиент приходит, мы подбираем и примеряем десятки украшений, и вдруг – находится то самое! А самый приятный момент в работе, это когда я беру в руки новый красивый камень, и из него рождается украшение. Камни капризны, и не всегда приемлют мои идеи. Но когда удается найти верное композиционное решение, подобрать цвета и все это сложить в картинку, это очень приятно.

Поэтому люблю разбирать посылки с новыми материалами: это самые большие сюрпризы, потому что по картинке не всегда понятно, что там на самом деле. Почти все материалы приходят ко мне из-за границы, многие - напрямую от производителей или, по крайней мере, из той страны, где их производят.  Я прилагаю усилия, чтобы покупать все необходимые материалы по адекватной цене. Существенно, чтобы материалы были  недороги. Тогда даже большие и сложные украшения сможет позволить себе любая работающая женщина.

- На какие свои способности  Вы опираетесь, когда делаете украшение?

Я с очень раннего детства имела доступ к шедеврам мирового искусства. Мой отец – скульптор, который с раннего возраста уделял много внимания моему художественному развитию. Поэтому эти знания стали органичной частью меня. Плюс умение смотреть и видеть. Цветовые и композиционные идеи можно подхватить где угодно, и любая находка станет толчком к созданию нового украшения.

Есть интуитивное чувство гармонии, а есть формальные знания, полученные и в раннем детстве, и позднее – я постоянно что-то читаю, смотрю, совершенствуюсь; есть модные тенденции, которые приходится учитывать: цветосочетания, силуэты. Даже если они не очень-то соответствуют «родному» стилю человека, они накладывают определенные ограничения.


Как ни странно, мои технические способности тоже имеют значение. Бисероплетение предполагает некоторое инженерное мышление, чтобы придать украшениям ту или иную форму. Тут вся премудрость в геометрии расположения бусин и натяжении нитей.

Плетеное украшение – это всегда инженерная конструкция. Причем гибкая: в нем ходят, двигаются, наклоняются. Оно должно лежать на теле, красиво драпироваться, не смещаться и не деформироваться при движении. Поэтому пространственное воображение и инженерное мышление в моем ремесле очень кстати.

Еще, наверное, терпение и усидчивость. Создание таких украшений занимает много времени. Иногда на одно уходят десятки часов кропотливой однообразной работы. 

–  Что для Вас в Вашей работе сейчас является "точкой роста"?

Если говорить о новом направлении, то это преподавание. Первую в своей жизни группу я набрала совсем недавно. И успехи учениц меня безмерно радуют!

–  Все эти часы кропотливой работы, ради чего? Чего в мире становится больше?

Льщу себя надеждой, что красоты и гармонии. Мои украшения – совершенно прикладные вещи, которые служат созданию индивидуального образа. Они добавляют красоты и оригинальности в нашу страдающую от стандартов реальность.

Очень хочется, чтобы каждая женщина была красива и очаровательна по-своему. И если мои украшения некоторым в этом помогут, я буду считать свою задачу выполненной.




Где можно посмотреть работы Иры Зеликман:








Нина Гарбузова, бизнес-коуч

NinaGarbuzovaЗнакомьтесь – Нина Гарбузова, бизнес-коуч. Прежде, чем найти свой путь, занималась обучением и развитием персонала в крупной медиа-компании. Также в планах Нины открытие школы интуитивного рисования в Подмосковье, чтобы разделить с другими свою любовь к этому занятию.

От себя добавлю, что Нина представляет собой тот вид консультантов, которые выполняют скорее роль музы: вдохновенная,  ценящая превыше всего Любовь, Жизнь и Творчество, поддерживающая и чуткая. У того, кто приходит к ней, возникает странное чувство, будто не он получает консультацию за деньги, а сам принес какой-то чудесный подарок. Постепенно становится уже не важно, кто кого и за что благодарит…



Нина, как Вы пришли к коучингу? Или это произошло само собой, постепенно?

Готовилась я к открытию практики довольно долго - постоянно об этом думала, училась, практиковалась на друзьях и знакомых. Решающим фактором стало рождение сына -  желание больше времени проводить ним. Для меня в этом все новое: работа в системе своих ценностей, работа с удобным мне графиком, из дома, работа, которая приносит ощутимые и видимые результаты для моих клиентов и делает их радостными и счастливыми. Работа, которая помогает мне понять саму себя и придает сил. Я горжусь, что решилась на это!

Я получаю удовольствие от самого процесса. Мне нравится, когда у моих клиентов «из каши» в голове получается совершенно цельная и красивая картинка. Когда человек из растерянного и не понимающего, что делать, начинает верить в себя, зажигается, хочет двигаться и воплощает самые смелые мечты.

Особенно вдохновляет, когда люди начинают искать альтернативы и генерировать возможности для достижения цели. Вот, только что, он говорил «я не знаю как это возможно…», а через 30 минут видит перед собой листок, исписанный множеством возможных путей достижения задуманного. А когда они сами прописывают конкретные шаги, то реально начинают работать над реализацией своих проектов. Когда цель не навязана ни от кого, когда им никто не советует и не говорит что делать, люди сами решают что лучше сделать и когда. И делают, как правило, в сроки, которые сами себе ставят.

[читать дальше про Нину]


Что бы Вы назвали самым важным в работе коуча?

Пожалуй, навык глубинного слушания. Ушами, сердцем, интуицией. Слушания, которое позволяет моему собеседнику занырнуть в себя, и отыскать сверкающие сокровища, которые тихо ждут пока их достанут со дна океана нашего сознания.

Лень и губительное бездействие часто мешают воплотиться в реальности гениальным творческим идеям. Они, идеи, должны увидеть свет и сделать наш мир еще прекраснее и удивительнее. Их авторам порой не хватает самой малости, чтобы вырастить крылья. Иногда они даже не берутся, потому что думают, что не получится. В этом помогает процесс коучинга. Во время него люди прописывают конкретные достижимые шажки, которые проще, чем что-то «глобальное» и потому страшное.



Как проходят коучинг-встречи?

Я человек результата, и люблю бизнес-коучинг за то, что он смотрит в будущее, на реальный осязаемый результат. Я помогаю людям реализовать их проекты. Если готовой картинки в голове еще нет, мы посвящаем всю первую встречу выявлению ценностей и формулированию цели.  Затем на каждой встрече мы прописываем конкретные шаги вместе с датами, и к следующему разу уже что-то из намеченного выполнено. Самое главное, мы работаем с ментальными препятствиями, которые мешают нам освободить безграничный потенциал для реализации наших задумок. Кто-то боится даже мечтать, потому что «не получится, не умею, не знаю, так никто не делает», кто-то сталкивается с первой трудностью и теряет мотивацию, вдохновение, кто-то боится неизвестности и изменений в своей жизни – у каждого свой набор. Так вот, мы находим эти ограничения и отодвигаем их, чтобы не мешали работать :)

Что касается времени, изначальная цель может быть глобальной (и на пять, и на десять лет), но в ее рамках мы выбираем промежуточную цель, достижимую за год или несколько месяцев. Человеку требуется поддержка обычно в начале пути, а в масштабе года – и в середине. Например, если цель - стать врачом, я могу сопровождать его, пока он не поступит в мединститут. 



Что Вам особенно ценно во всем этом? Ради чего стараетесь?

Ради человека, который ко мне пришел. Моя радость в том, как человек раскрывается, когда получает возможность свободно говорить о себе. Говорить в ситуации, когда его слушают безоценочно, когда вопросы задают такие, которые заставляют задуматься и открыть что-то в себе, чего он раньше не замечал.

Больше всего нравится, когда человек говорит: «Боже мой, как же я раньше до этого не додумался?»



Нина, кем Вы видите себя по отношению к своим клиентам?

Все зависит от человека – для кого-то я проводник, для кого-то просто слушатель, а для кого-то «волшебный пинок». Я просто иду рядом с ними. А наше взаимодействие приносит нам обоим радость и вдохновение.

Очень горжусь успехами тех, которые доверились мне, стали моими «коучи» и в короткие сроки реализовали потрясающие проекты. Благодарна им за открытость  и доверие. Ведь на это не просто решиться – сказать: помоги мне, я хочу, но пока не знаю как!

Я  была рядом во времена взлетов и падений, когда глаза горели и когда опускались руки, когда идея только рождалась на моих глазах, и когда требовались лишь небольшие штрихи для ее воплощения. В них живет часть меня. И это прекрасно! Они все сделали сами! Но в этом есть частичка моей души и часы наших совместных бесед.

Я верю в Бога и свободную волю человека. Я точно знаю, что в каждом человеке есть неограниченный потенциал и возможности для достижения абсолютно любых целей.

Вот отзыв – подобные отклики о совместной работе – это и есть мой самый ценный результат, то ради чего я работаю

«Нина!

Спасибо тебе большое за то, что ты есть!

В момент, когда в моей жизни и голове была полная неразбериха, ты помогла мне понять свои желания, определить цели, и навести порядок внутри себя.

То, чего я уже достигла, с твоей помощью, вдохновляет меня,  придает мне сил двигаться вперед и уверенности, что я смогу сделать то к чему стремлюсь.

Ты помогла мне стать счастливее!

Благодарю тебя!!!!»



Связаться с Ниной Гарбузовой по вопросом коуч-консультаций можно по электронному адресу Ngarbuzova@gmail.com или скайпу nina_garbuzova




Инесса Малка Корец malka.nessy@gmail.com