Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Как делать деньги руками. Сонка Сушилов про хэндмейд-бизнес в Израиле

Каждый раз, когда среди новых знакомых мне попадается начинающий хэндмейдер, художник, стилист - с общем, деятель искусства, я обязательно спрашиваю, читал ли он ТУ серию постов Сонки Сушиловой, где она рассказывает про свой бизнес. Получаю отрицательный ответ и в ответ отсылаю вот этот линк.

Как делать деньги руками. Сонка Сушилов про хэндмейд-бизнес в Израиле

Да, посты эти написаны довольно давно, и отдельные вещи наверняка уже изменились. Но стратегия применима, мне кажется, решительно к любому малому бизнесу.

Марина Могилевски, художник

Знакомьтесь - Марина, художник. Живет в Израиле, в небольшом мошаве с любимым человеком и двумя котиками - лохматыми сфинксами (и такое бывает). - Вся моя семья осталась в Одессе. Скучаю, конечно, но самолеты летают часто :)

[Читать дальше]



- С чего начинался твой творческий путь?


Было мне лет 6. И была у меня фигурка верблюда, очень реалистичная. Я взяла пластилин и повторила ее во всех подробностях. Родители поняли, что с этим надо что-то делать. Пошли мы в художественную школу и я там осталась… на 20 лет. Первые несколько лет кроме скульптуры меня ничего не интересовало. К 11 годам пошла еще на рисунок.

Или еще например, до сих пор с удовольствием вспоминаю. 9 класс, лень мне было учить биологию.  А в учебнике такое красивое строение глаза было - залюбоваться. Во всех подробностях! Ну я и перенесла его на стену в своей комнате гуашью. Сижу и думаю - как теперь все будет. Зашла мама, помолчала, потом сказала: «Класс». На следующий день мои подружки и я, вооруженные гуашью, разрисовывали стены в моей комнате.


Когда закончила художку (имени К.К. Костанди в Одессе), пошла в пед.университет на художественно графический факультет. Закончила университет, вернулась преподавать скульптуру в ту же художку. Круговорот.
Потом ушла в сторону рисунка.


- Что любишь рисовать больше всего?

Та всякую добрятинку. Иллюстрации, желательно для деток, всякую красоту и приколы на одежде. Короче, то, что радует меня и окружающих.

52712856_2407318912672151_7190540779884904448_n.jpg

Люблю большие масштабы, роспись стен - это кайф. В Израиле так много белых стен. Нужно срочно что-то с этим делать!


Роспись стены. Хозяин комнаты - восьмилетний капитан Дар. Дар очень хотел подводную лодку в комнате... И не спрашивайте, почему "в"! Правда, на фотографии не хватает перископа и рыболвных сетей, которые должны появится в правом углу. Но это еще в процессе:)

А, и конечно люблю делиться тем, что знаю с другими людьми. Преподавание, мастер классы - это огромное удовольствие. В ответ получаю 120% позитива и радости! Когда видишь радость от творчества в детских или взрослых глазах - потом весь день окрыленный. Ну не счастье ли?



- Про учеников расскажешь?

После второго курса, я попала вожатой в лагерь в среднюю группу (10-14 лет). Поняла, что мне очень легко и интересно с детьми. Это был первый звоночек.

Учась на 5 курсе, я уже преподавала в художке скульптуру. Проработала там 6 лет. Это был самый классный преподавательский опыт. Я всегда пыталась добиться у ребенка, чтобы он отстаивал свою точку зрения на творческий аспект работы, технический в любом случае должна была дать я.

Мы с детворой были на одной волне, было безумно интересно. С некоторыми из детишек, сейчас уже совсем взрослых, я общаюсь до сих пор. С кем-то стали очень близкими друзьями.

Здесь в Израиле, преподаю в основном частно или провожу мастер классы. Это совершенно иной опыт, иногда на двух языках одновременно. Здесь я еще в процессе своего становления,  то ли еще будет :)


Ну где вы еще найдете енотика, который стирал бы вам тельняшки!

- Расскажи про какой-нибудь необычный заказ.

Сложно вспомнить самый яркий и необычный. Люблю и одновременно боюсь заказов, когда вот жутко интересно, но абсолютно не понимаю, как это сделать. И когда в итоге все получается -  вот это просто аааа.. нет слов. Может, когда оно уже получилось и не кажется необычным.

Хотя вот, вспомнила. Но это скорее смешно. Заказала мне когда-то некая барышня портрет своего возлюбленного… мясника с одесского Привоза, очень такой типичный. И если б написать его с топором - было бы как-то натурально. Но нет. Нужен был практически принц. Вот я намучилась тогда, пока один мудрый человек, посмотрев на фото портретируемого, не сказал мне: «А он похож на Генриха VIII».  Вот так и писала, одним глазом глядя на мясника, другим на короля Англии.




-  Когда-нибудь отказывалась брать заказ, потому что совершенно не хотелось это рисовать?

Не было, но точно скажу: откажусь рисовать негатив. Я считаю, что искусство должно нести добро. В мире достаточно разного вида зла, зачем добавлять? Не могу припомнить такой заказ. Наверное, у меня на лице написано, что с подобным ко мне обращаться - бессмысленно. Все ж испорчу - даже самое злое чудище будет у меня с добрыми глазами и нести маме цветочек.

А, еще вспомнила чудесное про заказ.

Диалог:

- Я видел твою маленькую квадратную картинку с солнечным морем. Мне очень понравилось. Я тоже хочу. Можно заказать?

- Можно. Что ты хочешь.

- Ну вот как твое море, только озеро. Но только пасмурно чтоб было. И с лодочкой. Я тебе пришлю лодочку.

- Окей... Прям один в один:)) А размер? Квадратная?

- Не. размер примерно 16 к 9...

- Эммммм.... из стандартных размеров есть 50х30.

- Ок. То что надо!)

Короче... цвет такой, как закат! Только зеленый!))

Но заказчик остался доволен. К чему, собственно, и стремились:))



- Есть источники вдохновения?


Секрет)) Хотя есть один человек, который умеет быть генератором идей. Особенно когда доходит до рисунков на футболках. Если у меня кончаются идеи, он просто подходит, смотрит на чистую ткань и говорит: а нарисуй вот такую кракозябру. Сначала я ловлю челюсть, потому что мне такое бы просто в голову не пришло! А потом понимаю, насколько это прикольно!

- Ну и традиционное, о планах на будущее.

Планов много. Пока есть несколько направлений: роспись по ткани, компьютерная графика, иллюстрация, Проведение мастер-классов, конечно. Любой рисунок, созданный мной, может легко и просто перекочевать на другую поверхность и чувствовать себя там прекрасно! Где? да где хотите:) Стены, потолок, мебель, одежда - варианты практически безграничны!

После переезда в Израиль появился в моей жизни графический планшет, теперь незаменимый друг и помощник. Мои картинки плавно начали превращаться в принты, которые может кто угодно заказать и на что угодно нанести. И это прекрасно!

Сейчас работаю над очень классным проектом, делаю иллюстрации для нескольких детских книг. Ушла в него буквально с головой! Проект очень добрый и нужный, особенно для семей новых репатриантов, чьи детки родились или растут здесь.


В общем, три года в стране это много и мало одновременно. Продолжаю открывать для себя новые возможности и учиться.







Интервью брала Малка Корец


Контактная информация:

Portfolio
Facebook: מרינה מוגילבסקי ציירת Марина Могилевски, художник
E-mail: yamitmari@gmail.com

Ада Дибнер, владелица магазина-студии в Хайфе

Знакомьтесь - Ада Дибнер, дизайнер украшений и интерьерных панно, владелица магазина-студии в Хайфе.

­– Открыть магазин – решение не из простых. Как ты к нему пришла?

Я дизайнер украшений уже много лет. Всегда хотела своё место, свою студию, свой маленький мир, где я смогу творить и представлять украшения широкой публике. Я продавала через интернет (и продолжаю это делать), участвовала в ярмарках и фестивалях, но по мере роста количества клиентов, когда стали повторяться вопросы  «а где можно посмотреть, выбрать, померить?» - я решила: пора. Взяла ссуду и отправилась в «большое плавание».



[Читать дальше] Как открыть магазин в Израиле?

Берешь ссуду. Находишь помещение (требования только твои – приятное, приемлемая цена, проходное место, нормальные соседи), обустраиваешь его (я начинала с нуля и будучи ограниченной в средствах): мебель, стиль, оформление витрин). Договор с кредитной компанией об кредитных операциях, бухгалтер, налоги и т.д. Лицензия специальная не нужна, только зарегистрированный бизнес в налоговом управлении. Налог на добавочную стоимость 18% и на национальное страхование (начисляется по какой-то формуле). Вот и все, что касается законности.

Я хоть и знаю торговлю (до этого была консультантом по продажам косметики в крупных сетях), многому учусь на ходу. Учусь понимать клиентов, и быстро находить что подходит. К каждому относиться индивидуально. Если чего-то нет - думать, как это сделать, или где найти. В маленьком помещении клиент и я - один на один. Это не как в большой сети, где он зашёл посмотреть и это не обязывает. Здесь он полностью на моей территории, и моя задача сделать, чтобы ему было уютно, создать атмосферу, побуждающую возвращаться именно ко мне, в мой магазин, к моим изделиям.

– Что можно купить в твоем магазине, и откуда оно берется?

Коль скоро основная моя цель - это собственный бренд, то где брать товар вопрос почти не стоит :) Тем более, что за свои изделия я несу полную ответственность и знаю, как их починить, если что-то с ними случится. Но во-первых, я не могу объять необъятное. А во-вторых, как в любом магазине, чтоб он был интересен широкому кругу покупателей, товар в нём должен быть разнообразный. У меня много знакомых художников разных профилей, а потому в моём магазине продаются и их изделия - шёлковые шарфы, текстильные куклы, сумки, вязаные игрушки, изделия из керамики. И вообще,  продвигать художников - святое дело! Так же у меня можно купить натуральные камни и фурнитуру, то есть магазин может быть интересен рукодельницам тоже.

Кроме этого я провожу по пятницам у себя около магазина  ярмарки с приглашёнными художниками - мои клиенты в восторге!

– Где еще можно увидеть твой товар?

Помимо магазина, я продолжаю продажи в интернете, в основном через фейсбук: он живой, общение в нём - сразу, здесь и сейчас, кроме того, клиенты могут получить обо мне представление, просто пролистав личную страничку. Кроме того, он даёт возможности продвижения в группах, вирусного продвижения, платного и создания и продвижения мероприятий. Все это очень удобно.

– Кто твои клиенты?

У меня тяжёлая ниша - авторские украшения, это не колготки и не продукты. Даже не дешёвая бижутерия, которую можно купить, не задумываясь, и это не бьёт по карману. Таких вещей мало, и магазинов таких мало, но в то же время немного и людей, ценящих и понимающих её, и отношения продавец-клиент здесь немного другие.
Мои покупатели - прежде всего творческие люди. Даже если работают на не очень творческой работе. Вот, например, как-то зашла ко мне в магазин пожилая дама. Такая, знаете, с причёской, одежда - всё подобрано одно к одному. Из олдскулных интеллигентов. И знаете, что она выбрала? Браслет из гаечек и болтиков - есть у меня такая хулиганская серия. И ещё серёжки к нему заказала - из гаечек же. Вот кто бы мог подумать?:)

А какие идеи рождаются у них! Например, интерьерное панно - мордочка бульдога. Первой мыслью было - отказаться - я не смогу, да ещё из проволоки, как? Мысль эту я подавила, заменив её на "не попробуешь - не узнаешь" взялась за дело. И получилось, да ещё как! Или одна моя религиозная клиентка, видя хамсы с гранатами и виноградной гроздью, предложила мне сделать коллекцию "шив'ат а миним", и сегодня это - красивейшая моя коллекция хамс:)

И таких примеров очень много, когда приходится быть для клиента "золотой рыбкой", и это развивает неимоверно.
Иногда мы вместе творим, придумывая изделия, я всегда посвящаю клиента в процесс, даю ему "прикоснуться" к творчеству - людям это очень нравится. Некоторые клиенты со мной уже не один год. Как только им нужны подарки - они обращаются ко мне. Иногда делая какое-нибудь украшение, я уже знаю, кому из постоянных клиенток оно подойдёт. А ведь ещё есть и новые, и нужно суметь сориентироваться на месте! И всё это жутко интересно! И неимоверное удовлетворение, которое получаешь, когда покупатель выходит довольным:)

– Есть планы развиваться?

Конечно, я хочу развивать свой бренд. Но не быть сетью с филиалами. Я хочу оставаться магазинчиком с особенными вещами, куда стоит приехать даже издалека. И ярмарки художников проводить с бОльшим размахом. Это всегда привлекает людей, это действо, красочное, атмосферное! Я всегда кайфую от обилия таланта и красоты на своих ярмарках. Это подстёгивает вдохновение, хочется творить еще и еще :)

  

Мария Прейгер. Художник, ведьма и поэт.

Вместо эпиграфа:


« - Я принес вам роман.

- Да? И что я, по-вашему, должен с ним делать?

- Не знаю, ведь это… ваш роман. Хотите, можете его сжечь. А можете… написать.»


Мария Прейгер, Случайные снимки

[Spoiler (click to open)]


Знакомьтесь – Мария Прейгер, художник, поэт и практикующая ведьма.

– Мария, Вы пришли к живописи через Таро. Как это произошло?
– Во-первых, это не только Таро. Это как кубик Рубика – нумерология, таро, астрология, психология и, самое главное, интуиция.
Таро – лишь один из инструментов, хотя очень многогранный. Поэтому я стараюсь рассматривать вопрос или ситуацию, используя все возможные варианты. И если человек просит, чтобы я его провела из пункта А в пункт Б, я сначала проверяю, а нужно ли ему туда действительно и с чем это будет связано.  Предпочитаю видеть картину со всех возможных сторон.

– Так все-таки интуиция или всесторонний анализ?
– Интуиция – это быстрый анализ ситуации на всех уровнях. Большая часть клиентов имеет хорошую интуицию, но не умеют ею пользоваться. Чувствуют, но не знают, как интерпретировать.  Такая интуиция, на уровне «случится что-то, не знаю что» лишь пугает и сбивает с толку, заставляет нервничать. Учитывая и обрабатывая все факторы, включая сигналы физического тела, которое, кстати, никогда не обманывает, в отличие от ума, я могу обнаружить причину проблем и понять, как наиболее просто из них выйти. К тому же, часто то, что принимается за «сглаз» или «порчу» - на самом деле, сбой работы тела на гормональном или биохимическом уровне, или подсказка, что именно нужно изменить в жизни. Очень важно правильно понять причину, именно в ней и кроется лечение.
А во-вторых, картины начались уже давно. Как? Просто пробовала. Сначала это было просто коллажирование с добавками или рисование в компьютере. Потом краски стали занимать большую часть. В свой 47-й день рождения я сказала себе – а почему бы и нет? И просто отпустила на волю то, что давно просилось.

– Говорят, Ваши картины могут изменить жизнь.
– Это я могу сказать только со слов тех, кто мои картины приобрел – меняют. Думаю, что энергетика картины поворачивает какую-то шестеренку в жизни ее обладателя в ту самую давно желанную сторону.



На грани осени и пустоты,
Снов и реальностей на грани,
Бесцветных слов и немоты,
Что звуком не рожденным ранит,
Души вскрывая нищету
Пред Вечным в поисках покоя,
Так тянет перейти черту,
Где не подсудно быть иною…

акрил, медь, пряжа


– Для этого в своей тарологической практике Вы используете магические ритуалы?
– Начнем с того, что нет ничего магического.)) Есть физика, психология (суть та же физика), генетика и биохимия. Так что начнем с выбора самого человека – что ему делать с полученной информацией. Дальше – скорее вопрос перепонимания и переоценки, и, как следствие, перестановки определенных кубиков с помощью Таро, НЛП, арт-терапии, медитаций…  Можно ли назвать это Магией? или колдовством…..или….или…или… Так ли уж важно как это назвать?  По сути - это и есть тот самый коучинг, о котором все говорят)))

– Так что, никакой коррекции судьбы?
– Даже слышится смешно.

– Неужели в Ваших картинах тоже нет ничего магического? Трудно поверить…
– Постараюсь объяснять, как это происходит. Если работа с Таро (и другими инструментами) начинается и запускается вопросом или проблемой другого человека, то картина или украшение запускаются чем-то внутри меня. Вопросом, который я далеко не всегда осознаю, но который требует ответа.
При этом вопрос не обязательно мой, хотя задается, «звучит» внутри меня. Очень часто я как бы «ловлю» ответ не из своего мира, не на моем языке. И когда какой-то человек видит этот ответ, воплощенный в картине или украшении, он восклицает «это для меня. Это мой ответ, это мне послание».
И это тоже один из вариантов коррекции: любая картина просит всегда определенных красок и материалов, и суть ее в энергетике. Это можно сравнить с арттерапией, цветотерапией. Не бывает такого, что с утра я задумала что-то – и сделала.  Просто что-то просится, и мне порой приходится неоднократно смывать и переделывать, пока ОНО не ляжет так, как хочет.

– То есть, Вы даже не предполагаете, какое впечатление произведет картина?
– Ничего я не предполагаю… Давно уже поняла, что любое произведение – стихотворение, рассказ, картина, украшение – сами выбирают, как воплотиться. Главное, не мешать. То, что должно выйти в мир через меня я не могу не выпустить. А дальше оно живет своей жизнью, я и далеко не всегда знаю, что это было, для кого и зачем.
Картина сама выбирает своего зрителя или покупателя. И если человек захотел мою картину – значит, она его выбрала.




– Различаете ли Вы, когда в картину «просится» Ваша собственная ситуация, а когда неизвестно чья?
– Чаще всего это не моя ситуация, но я не могу сказать «нет». Тебя выбрали – будь любезна. И – да, я отлично различаю, где мое «я», а где чужое состояние. И прорабатываю его так же тщательно, как и свое, пока оно не дойдет до завершения, разрешения и воплощения, чаще всего – картины, реже украшения.
Потом приходит человек и говорит: это мое. В этот момент в нем начинается изменение, коррекция.

– Как так?
Самая главная задача в коррекции – это чтобы человек принял свое состояние и сказал «да, это мое». Пока он думает, что дело в чем-то другом, Васе Пупкине, ни о каком изменении не может идти речь.  И когда человек видит картину и говорит «это мое», он вспоминает, видит как мини-фильм. Картина возвращает его в точку,  с которой он сорвался, и до сегодняшнего дня. Человек понимает, в какую точку ему нужно вернуться, с чего начать для того, чтобы вернуть себе себя. Причем это всегда происходит только на глубоком интуитивном уровне самого человека, поэтому объяснения того, что нарисовано на картине, попросту бесполезны. 

– Что Вам самой больше всего нравится в процессе создания картины, какой этап самый любимый?
Два этапа и две разных меня. Первый, когда идет волна. Картина рождается быстро и свободна, словно выливается из тебя на бумагу. Второй – когда другая я удивляется – ну надо же, как прикольно получилось. Как маленький ребенок, которого с закрытыми глазами подвели к подарку и сказали – вот теперь смотри.

– Украшения рождаются так же?
– Как они рождаются…. На грани усыпания чаще всего, в том самом состоянии альфа. Кто-то исцеляется, а ко мне стучатся идеи.  Украшение делается само, просто потому что хочется, как игра, как сотворение мира.



– Делаете ли украшение в качестве личного талисмана?
– Да, конечно. Там я использую знания свойств камней и символов. И учитываю при этом те самые желательные точки коррекции, о которых мы говорили, и энергетику человека. Ведь если дать  слишком мощный толчок, не поможешь, а только сделаешь хуже. Поэтому здесь нужно учесть многие факторы. Такой талисман делается в определенные дни и в определенные же дни заряжаются.
Есть более универсальные, которые делаются в определенные дни года. Тогда их можно сделать несколько, и они не станут индивидуальными, пока человек сам не выберет.

– Что украшения выражают такого, что не выражают картины?
– Сложный вопрос. Потому что иногда то, что задумывалось, как украшение, в итоге оказывается частью картины.



– Бывает ли так, что картина, украшение и карты Таро выражают одно и то же?
Бывает, особенно если это в процессе работы с клиентом. В таком случае – картина или украшение становится его автоматически.
Пример… Мы прорабатывали с одной моей клиенткой точку парности. Иногда в судьбе человека эта точка травмируется еще при рождении из-за проблем в системе рода, например. И тогда человек либо вообще не может найти себе пару, либо постоянно попадает в такие отношения, которые болезненно заканчиваются. А накопленный негативный опыт усугубляет ситуацию.
Это был длительный процесс от дня зимнего солнцестояния до мартовского равноденствия. За несколько дней до Весеннего Равноденствия после совместной медитации мне вдруг приснился образ, который не давал покоя. Когда на следующем сеансе девушка увидела картину, она вдруг сказала – Я была там, я точно знаю, что это и где это. Это было самое счастливое время моей жизни.

– Можно ли создать картину или талисман, предназначенный для решения определенной проблемы и действующий на всех людей, имеющих эту проблему?

– Невозможно.
Есть событие, которое ты прожил – это твой опыт, а вывод, который ты из этого сделал – это знание. Поэтому если ты говоришь человеку «ой, я был в твоем положении и знаю» - это не правда. Ты родился в другой день, у тебя другой род, другое тело и вообще все другое. Так что даже внешне событие выглядит точно так же, у него будут совершенно другие подоплеки, оно будет нести тебе другой урок, ты сделаешь из него другие выводы и никак не можешь эти выводы автоматически передать другому человеку. Да он и не сможет ими воспользоваться. Ведь все зависит от внутренней части айсберга.
Я делала, например, картины для детских, и дети становись спокойнее, меньше болели. Но опять же, тут речь идет об индивидуальном заказе. Одна и та же картина не будет работать одинаково в любой детской.

– Есть любимые источники вдохновения?
– Я вижу историю буквально в любом пятне, будь то даже кусок отвалившейся штукатурки. Так что вдохновением может послужить что угодно, что придет и постучится.

–  Как насчет творческих планов? Проектов?   
Мой ближайший проект объединяет мои картины, стихи и музыку. Музыку пишет Беата Бар, да и идея проекта больше ее. Сама я музыку не пишу, но хорошо ее чувствую и могу объяснить композитору, что она должна нести. В моем внутреннем пространстве музыка звучит постоянно, из нее и с ее участием все рождается.

– Как бы Вы описали свою главную особенность, свою задачу в этом мире?
– Особенность… Я не боюсь темноты. Ни реальной (вижу в темноте), ни внутренней. Большинство людей, которые ко мне приходят, темноты боятся. Судя по отзывам людей, которые приходят ко мне на консультацию, смотрят на картины, носят украшения – они говорят «это несет мне  свет, это делает мне хорошо». Причем такой эффект наступает почти моментально.
Так что, видимо, я человек, предназначение которого – прогонять чудовищ из-под кровати.



А это – еще один вариант ответа на тот же вопрос:

Я – чистый лист, иллюзия пространства,
Я – лабиринт запутанных путей,
Зеркальных отражений я упрямство
И мастер по созданью миражей.
Беспутный ветер, пыль дорог подлунных,
Тень от крыла, мир в капельке росы,
Я – эхо музыки, что тихо дремлет в струнах,
Одна из тысячи, в песочные часы
Вселенной канувших прохладною минутой,
Я – шепот ангела, летящего сквозь сны,
Я – легкий след танцующего Будды,
Познавшего все тайны тишины.

Лев Прицкер, художник, график

Представляю вам героя, которым завершаю год: Лев Прицкер, художник, автор двух колод метафорических карт, владеющий полузабытым искусством экслибриса.
exlibrisLP
(ага, это тот самый экслибрис)

Человек творческий, Лев буквально излучает внутреннюю целостность и равновесие. И в общении с ним, и глядя на его работы начинаешь думать: неужели мир действительно такое мирное, гармоничное и немножко смешное место?

[Читать дальше]
********

Знакомьтесь – Лев Прицкер, художник, компьютерный график, а кстати переводчик с четырех языков. Нарисовал колоду метафорических карт «Были-небыли» для Любы Мошинской, благодаря чему я о нем узнала и пошла знакомиться. Очень уж колода получилась хорошая: полная юмора и легко запоминающихся образов.

– Лев, расскажите, как делалась колода?

– Идея Любы состояла в том, чтобы сделать колоду с иллюстрациям к пословицам. Выбирали между ивритскими и русскими, в конце концов сошлись на русском варианте. Работа была приятная, шла легко. Сначала делался рисунок от руки, потом вводился в компьютер и там обрабатывался. Список пословиц был Любин, плюс я вносил предложения.

– Сюжеты ваши?

– Почти полностью мои, Люба почти все их принимала безоговорочно. Веселая была работа, мне было смешно.  Кайф сплошной!

– Есть другие колоды?

– Да, делал еще одну колоду с гораздо более требовательным заказчиком, называется на русском «Короба и дороги». В ней я предложил карикатурные, рисованные персонажи поместить в конктекст реальных фотографий. И это была единственная идея, с которой заказчик согласился! Зато в конце был доволен, и, как утверждает, его клиенты тоже.

koroba.jpg

– Чем еще занимаетесь?

– Флайеры, визитки и прочую полезную графику. С удовольствием сделаю анимированную картинку, которую можно вставить на сайт.

Везет, если доведется происллюстрировать книгу, или хотя бы ее обложку. Это как выиграть в лотерею.

– Кстати о книгах. Говорят, вы переводите?

– На русский и иврит с английского, французского, испанского, итальянского. Если очень просят, могу и на эти языки перевести.

– Сами выучили?

– Когда-то я учился в Иерусалимском университете на кафедрах языкознания и иврита, оттуда и языки. За переводы берусь с радостью, но если бы меня спросили – предпочел бы сидеть с карандашом.

– Что, буквально с карандашом и бумагой? Вы, кажется, компьютерный график?

– Самый большой кайф и удовольствие – это карандаш и бумага. Жаль, редко заказывают, обычно графическая работа подразумевает компьютер.

– Что в вашей жизни привело к тому, что вы стали рисовать?

– Лет в десять взял карандаш и начал. Потом уже во очень взрослом возрасте, лет в тридцать, учился в художественной школе Вицо. Хотя каждый человек, мне кажется, учит в первую очередь сам себя. После окончания школы меня будто бы официально объявили графиком, но рисовать я всегда любил.

- Что любите рисовать?

Пейзажи, в том числе городские, людей, зверей. Есть какие-то мысли, которые заключены в горе, воде, домах… Когда рисуешь дом, это не та идея, не тот образ, который задумывал архитектор. Это то, что органично возникает, будто бы вырастает само собой.

Органичность сделанного человеческими руками особенно ярко выглядит в Италии. Там вы смотрите на город и не понимаете, то ли его построили, то ли он вырос сам.

– Что вы слушаете, читаете, думаете или делаете во время работы?

– Во время работы я работаю. Ходят слухи, что некоторым помогает включать музыку, но мне посторонние впечатления только мешают. Рисунок требует большой сосредоточенности.

– Кто или что вас вдохновляет?

– Пожалуй, природа. Искусство. Походив по музеям чувствуешь, что хочется сделать что-нибудь на подобие Рембрандта или Тициана.

– Доводилось ли делать что-то необычное?

– Например, однажды я сделал несколько экслибрисов, даже участвовал в маленькой выставке, где нас было всего трое.

– Напомните-ка, что это такое - экслибрис?

– Экслибрис – это печать или наклейка, которая ставится на книги личной библиотеки и сообщает всем заинтересованным, что книжка принадлежит вам. Поэтому экслибрис должен отражать личность заказчика. Он был в моде в начале 20 века, сейчас их практически нет.


– Сейчас это, видимо, называется логотип?

– Не совсем. Это сугубо личный знак, который не предполагает коммерческого использования. Он ставится только на личную книгу. Если поставить его на что-нибудь другое, это уже не будет экслибрисом в полном смысле слова. 

– Разве? По-моему, очень красивая мысль – личный знак! Символ, не имеющий коммерческого значения, а отражающий мою личность.

Думаю, я с удовольствием поставила бы экслибрис и на свой ежедневник, учебные конспекты, крышку ноутбука…

– Ну, может быть…

– А что нужно, чтобы заказать вам экслибрис?

– Поговорить, послушать, что бы вы хотели видеть на картинке. Сделаю несколько эскизов, мы их обсудим, выберем лучший и доведем до ума.

-  Лев, о чем мечтаете? Что вам пока не заказали?

– Мне пока не заказали картинку, которую можно повесить на стену. Что-то просто красивое. А хотелось бы…


Ира Зеликман, украшения fleur-de-irk

Встречайте Иру Зеликман, украшения fleur_de_irk!

Перед вами человек, воспитанный с детства на произведениях мирового искусства. Так что Ирины работы выполнены с соблюдением всех художественных канонов.

Инженерное мышление дополняет художественный вкус, и каждое украшение - результат точного расчета расположения бусин и натяжения нитей. Оно будет держаться крепко и ровно, хоть танцуйте.

И напоследок: каждое украшение работы fleur-de-irk создано так, чтобы подойти определенному цветотипу. Ира точно знает про каждое свое изделие, кому оно подойдет. Лень рыться в каталоге? Напишите и спросите! Точный исчерпывающий ответ гарантирован.



[Читать дальше]

– Ира, как Вы стали заниматься украшениями?

Первые в моей жизни бусины и украшения из них появились в дошкольном возрасте. Я даже их отчетливо помню: рассыпанные черно-белые бусики.

Много лет это было увлечением, хобби. Бисер всегда был, а книг-то про него не было. Поэтому все способы плести и собирать узоры я придумывала сама. А в 2006г. я стала делать украшения на продажу и в больших объемах. К этому времени освоила покупки через интернет и смогла добраться до красивых материалов: камней, жемчуга, хорошей фурнитуры.

Получились украшения, в которых соединяются натуральные материалы (камень, перламутр, жемчуг) и бисер. Бисер выполняет ту же функцию, что обычно металл: соединить элементы украшения в одно целое и подчеркнуть природную красоту камня.

– Натуральные материалы и бисер, как Вам удается их «подружить»?

Вопреки распространенному заблуждению, бисер – это не пластмасса, он делается из стекла. Прокрашенный насвозь, богатый оттенками, с разнообразными оптическими эффектами, он представляет собой тоже вполне натуральный материал. Пластмассу я не люблю. И главное - не люблю вещи, которые притворяются не тем, что есть. Например, Сваровски выпускает стеклянный жемчуг. А я предпочту просто красивую стеклянную бусину, или пусть менее правильной формы, но настоящую жемчужину.

– Что вдохновляет Вас?

В создании украшений главным источником мотивации для меня являются женщины, которые будут их носить. Дело в том, что украшение не может быть «просто так», вещью самой по себе. Это не картина, чтобы на стенку вешать. Украшение должно носиться.  Оно должно соответствовать образу, подчеркивать его, добавлять уверенности в себе той, которая его носит. А раз так, значит, как правило, они менее выигрышно смотрятся на подставке, чем на человеке. Всегда поощряю клиентку примерить, если есть такая возможность: сразу видно, начнет ли на ней играть, или нет.

Поэтому мои украшения всегда адресные. Я могу описать каждое и рассказать, какому типу внешности оно подходит, какую женщину сделает более красивой и почему именно оно.


– Украшения, подходящие к типу внешности? Расскажите, пожалуйста, подробнее.

У всех разные формы лица, шеи, плеч. Разный цвет волос, кожи, глаз, и сочетания всего этого. Поэтому украшения должны подчеркивать и дополнять те внешние данные, которые есть именно у вас.

Самое прекрасное украшение может совершенно «убить» одного человека и заставить сиять другого. Такое простое понятие, как гармония, сложно потрогать руками, но человек, создавая образ себя любимого, стремится именно к этому.

Я не стану использовать в украшении пусть очень красивое, но сложное сочетание цветов, которое будет трудно соотнести с одеждой и типом внешности. Иначе может оказаться, что украшение, которое потрясающе смотрится на подставке, просто никто не сможет надеть. Если женщина пришла и ничего из имеющегося у меня ей не подошло – я просто сделаю новое украшение специально для нее.

Довольно много есть  украшений V-образной формы, потому что такая форма зрительно удлиняет шею, и это многим нужно. А представьте, наоборот, длинную узкую шею. В этом случае будет идеальна широкая стойка контрастного цвета, которая будет часть шеи закрывать и зрительно укорачивать. Кроме того, такому человеку я порекомендую круглые короткие серьги. Если лицо с заостренным подбородком – подойдут серьги каплевидной формы.

Например, это колье для женщины высокого роста, темноволосой, с достаточно смуглой кожей, уверенной в себе. Жесткий обруч позволяет ему хорошо смотреться на шее практически любой формы.


Образ – это в меньшей степени черты лица, а в  первую очередь пропорции и цветосочетание. Например, к русым волосам и светлым ресницам и бровям подойдут украшения пастельных тонов: голубой, золотисто-желтый, бледно-оранжевый. Но не яркий, приглушенный.

Одна моя знакомая стилист использовала мои украшения в качестве иллюстрации на своих лекциях по цветотипу. Для меня это был приятный опыт, с удовольствием его повторю. 

– Делаете ли украшения на заказ?

На заказ я не очень люблю работать, предпочитаю иметь большой запас разнообразных украшений и подбирать к конкретному человеку. Если ни одно не подойдет – тогда я предлагаю сделать на заказ.

Украшение должно сочетаться не только с оттенком кожи, глаз, волос, но и с личными предпочтениями, с образом жизни, который человек ведет, с тем стилем одежды, который он носит, с макияжем…. И все это как-то должно составлять цельный образ. Человек может прийти выбирать украшения в одной одежде, а потом носить с другой.

– Есть ли у Вас любимый материал?

Однозначно жемчуг. По двум причинам. Во-первых, натуральные материалы – камни, жемчуг, они не нейтральны в смысле сочетания с человеком. Когда человек прикасается к тому или другому материалу, у него возникает или не возникает с ним контакт, желание держать в руках, гладить, носить. 

Вот жемчуг – «мой» материал, мне хорошо и приятно с ним работать. А малахит или тигровый глаз, например, мне очень нравятся внешне, но работать с ними мне сложно, я физически устаю.

Во-вторых, я считаю, что жемчуг практически универсальный материал для женских украшений. Почти всем он идет, тот или другой, а разнообразия хватает. Если не знаешь, что выбрать – выбирай жемчуг, почти невозможно проколоться. У меня таких украшений много, их легко подобрать, они хорошо сочетаются, нетребовательны и неагрессивны.. Подходят ко многим типам внешности.

У жемчуга большое разнообразие цветов и оттенков. Кроме того, может быть много вариантов плетения: тонкая нитка, ажурное или массивное колье, крупные или маленькие серьги. Все это помогает создавать разные впечатления.

Жемчуг может примирить почти несочетаемые цвета. Например, нежная  блондинка, которая обожает ярко-красный цвет.  Не будем обсуждать, до какой степени ей это не идет, и во что может превратить ее внешность, саму по себе очень даже милую. Но раз от этого помидорного платья она отказываться не собирается, есть способ.  Надеваем широкое жемчужное ожерелье, белое или кремовое. У жемчуга, кроме цвета, есть собственный блеск. Ожерелье даст на лицо светлую подсветку, отделит большой массив красного цвета от лица.

Или, например, ярко-синий цвет, который мало кто может носить. Сам по себе он слишком яркий, акцент переносится на одежду, впечатление от лица размывается. Я выбрала бы жемчуг серебристого или стального оттенка, опять же отделяющий лицо от одежды.

Почти всегда решений больше, чем одно. Достаточно частое явление – человек, который пришел за одним, а унес три других.


- Можно ли принести Вам камень или старое украшение, чтобы Вы сделали на заказ из этих материалов?

Вообще-то я предпочитаю делать сама, и выбор у меня всегда обширный. Но если тебе нравится камень, скорее всего он тебе подходит. Так что нужно посмотреть на тебя, на камень и найти композиционное решение.

- Какой самый приятный момент в работе?

Очень люблю, когда клиент приходит, мы подбираем и примеряем десятки украшений, и вдруг – находится то самое! А самый приятный момент в работе, это когда я беру в руки новый красивый камень, и из него рождается украшение. Камни капризны, и не всегда приемлют мои идеи. Но когда удается найти верное композиционное решение, подобрать цвета и все это сложить в картинку, это очень приятно.

Поэтому люблю разбирать посылки с новыми материалами: это самые большие сюрпризы, потому что по картинке не всегда понятно, что там на самом деле. Почти все материалы приходят ко мне из-за границы, многие - напрямую от производителей или, по крайней мере, из той страны, где их производят.  Я прилагаю усилия, чтобы покупать все необходимые материалы по адекватной цене. Существенно, чтобы материалы были  недороги. Тогда даже большие и сложные украшения сможет позволить себе любая работающая женщина.

- На какие свои способности  Вы опираетесь, когда делаете украшение?

Я с очень раннего детства имела доступ к шедеврам мирового искусства. Мой отец – скульптор, который с раннего возраста уделял много внимания моему художественному развитию. Поэтому эти знания стали органичной частью меня. Плюс умение смотреть и видеть. Цветовые и композиционные идеи можно подхватить где угодно, и любая находка станет толчком к созданию нового украшения.

Есть интуитивное чувство гармонии, а есть формальные знания, полученные и в раннем детстве, и позднее – я постоянно что-то читаю, смотрю, совершенствуюсь; есть модные тенденции, которые приходится учитывать: цветосочетания, силуэты. Даже если они не очень-то соответствуют «родному» стилю человека, они накладывают определенные ограничения.


Как ни странно, мои технические способности тоже имеют значение. Бисероплетение предполагает некоторое инженерное мышление, чтобы придать украшениям ту или иную форму. Тут вся премудрость в геометрии расположения бусин и натяжении нитей.

Плетеное украшение – это всегда инженерная конструкция. Причем гибкая: в нем ходят, двигаются, наклоняются. Оно должно лежать на теле, красиво драпироваться, не смещаться и не деформироваться при движении. Поэтому пространственное воображение и инженерное мышление в моем ремесле очень кстати.

Еще, наверное, терпение и усидчивость. Создание таких украшений занимает много времени. Иногда на одно уходят десятки часов кропотливой однообразной работы. 

–  Что для Вас в Вашей работе сейчас является "точкой роста"?

Если говорить о новом направлении, то это преподавание. Первую в своей жизни группу я набрала совсем недавно. И успехи учениц меня безмерно радуют!

–  Все эти часы кропотливой работы, ради чего? Чего в мире становится больше?

Льщу себя надеждой, что красоты и гармонии. Мои украшения – совершенно прикладные вещи, которые служат созданию индивидуального образа. Они добавляют красоты и оригинальности в нашу страдающую от стандартов реальность.

Очень хочется, чтобы каждая женщина была красива и очаровательна по-своему. И если мои украшения некоторым в этом помогут, я буду считать свою задачу выполненной.




Где можно посмотреть работы Иры Зеликман:








Ирина Сорочински, художник потока

Знаете ли вы, зачем нужны художники? А хотите узнать? Недавно мне посчастливилось познакомиться с человеком, который сумел ответить на этот вопрос.


[Читать дальше]
- С чего все началось?

Началось это как-то незаметно, с раннего детства. Когда все, что тебя окружает, хочется сделать еще особеннее, еще красивее. Какая-то особенная часть жизни, то, что со мной пришло и со мной уйдет. Это такое объемное понятие, которое даже рисованием назвать нельзя. Наверное, творчеством. Оно распространяется на все: материалы, мысли, подход к жизни, на саму себя.

Это такое ощущение от жизни, когда любое событие вовне или мысль внутри через какое-то время оформляется, и может всплыть в материальном проявлении кистью и красками. То, что кажется невозможным обозначить чем-то материальным, вдруг воплощается. И ты понимаешь, что тебе дана какая-то необыкновенная помощь, чтобы то, что невозможно сказать, все-таки сказать. И для окружающих, и для самой себя.

-  Ты работаешь в разных техниках, часто смешанных. От чего будет зависеть, в каком стиле и технике родится следующая работа?

Акварель проходит у меня через всю жизнь, а остальное идет циклами, в зависимости от периодов жизни. Каждый цикл определяет мое место на земле: кто я, как себя чувствую, какие откровения меня посетили. Когда это время проживается, наступает новый цикл.

Как правило, это происходит как движение спирали. Ты заканчиваешь виток, идешь по спирали на следующий, и через некоторое время старое и пройденное возвращается к тебе, чтобы помочь в новом, становясь более понятным, явным. Иногда так легко получается, что просто удивительно.



-  Удается ли написать все, что хочется?

Иногда не хватает времени или сосредоточенности осознать и сделать то, что уже проявлено. Это как поймать течение. Если поймал – нужно немедленно плыть, а если остался в этот момент на берегу, то течение уплыло без тебя. Ты только знаешь, что мог бы уплыть, но не уплыл.

Или например поток был, но закончился. И ты остаешься на берегу пустой, высохший печально думать, что в то время, когда был в нем, мог сделать больше.

Например, у меня есть цикл, к которому было подготовлено штук двадцать эскизов. Сделала полностью 10 работ, а потом поток прошел. И оказалось, что написать оставшиеся,  казалось бы, полностью уже внутри созревшие, я уже не могу. Момент упущен, картины ушли с потоком.

- Обязательно ли, чтобы возник поток? Или можно рисовать без него?

Могу написать и просто так, конечно, на это вполне хватит моих профессиональных навыков. Но если не было того, особого состояния, картина ничего не даст, ни мне, ни людям. Я же чувствую, было или не было. Вот ты ждал, что с этой работой снова можно будет дышать, а она вот пуста, и ты ничем вздохнуть не можешь.

Энергия эйфории, наслаждения, потока – она слышна. И, на мой взгляд, это самое ценное, что есть в работе. Или она пустая, или полная. И желательно, чтобы полная хорошим! Чтобы работа давала силу жить,  и жить наслаждаясь. Чувствовать особенность мира, его бесконечность. Почерпнуть для себя радости этого потока. Счастья выйти на него, плыть в нем, и помочь зайти в него кому-то еще.

Я думаю, что если художник может войти в это состояние, в эту чистую энергию, у него возникает потребность оставить какую-то память о том, что он там был. "Остановить мгновение". Это очищает, наполняет, дает силу. И ему и другим людям.

Поэтому когда не складывается, то мучаешься, потому что знаешь – тебе это нужно было сделать, а ты не смог. Не позаботился быть готовым к этому моменту. В общем, понимаешь, что ответственность на тебе.

- То есть,  когда ты рисуешь, то не вносишь в работы своих мыслей? Только поток?

В акварель совсем никаких. Я использую технику, при которой пишешь очень быстро по сырой бумаге. И тогда либо ты попал в поток, и тогда работа сделана (в каком-то смысле  не тобой), либо не попал, и тогда работу можно только выбросить, потому что исправить ничего нельзя.

Так вот сама эта техника, может быть, потому что она подходит под мой характер, заставляет собраться с духом в буквальном смысле слова. Нужно быть очень собранным, но одновременно полностью пустым. Тебя ведет, и ты должен быть абсолютно податливым материалом. Чуть-чуть внутри есть сопротивление – ты все теряешь.

Для этого мне нужно расписаться, то есть два-три дня, иногда больше, иногда меньше писать, приходя в отчаяние от того, что ничего не получается, а потом оно приходит – состояние, когда ты материал, инструмент.



- Это похоже на медитацию. Наверное, в этот момент уже ничего не может отвлечь?

Люди отвлекают. Был один показательный случай. Однажды я как раз расписалась, и места были чудесные, мой любимый закат и хорошая, дорогая бумага, оставленная специально на такой случай. И как раз пришел тот переломный момент!..

И тут мне пришлось срочно по телефону мирить друзей, ссорящуюся пару. И когда я с ними поговорила, оказалось, что на бумагу уже ничего не проходит. Внутри меня все еще те двое, которые ругаются. И я не могу стать пустой. Вот передо мной потрясающий закат, и я готова, и все готово, и… ничего. Я буквально расплакалась.

После этого я точно поняла, что пока у тебя внутри есть какие-то переживания или мысли, ты не инструмент, и сделать с тобой (через тебя) ничего нельзя.

- Случалось передавать зрителям что-то свое?

Как правило, такие случаи связаны с тяжелыми переживаниями. Тогда ищешь способ передать то, что у меня внутри, и трудно переоценить, насколько это было важно! Вот был момент: я ходила и думала, как нарисовать траву, которая на тебя смотрит?

Когда-то была выставка против террора, посвященная жертвам дельфинариума. Я тогда сделала триптих, и решила, что больше на такие темы, наверное, писать не буду. Когда входишь в тяжелое состояние, и тебе нужно найти способ выразить его, ты мучаешься невероятно. Рисование это мистика, и нужно отдавать себе отчет, что можно делать как светлые, так и темные вещи. И выбирать, куда погружаться. И оценивать свою силу и психические возможности.

А когда тебе просто хорошо, у тебя нет задачи или потребности объяснять себе это, разбираться с этим. Оно просто льется. И ты наслаждаешься. И ищешь, куда и как эту радость пристроить. На бумагу, холст, шелк, дерево, стекло. Просто знаешь, что это твое состояние не должно уйти в песок, потеряться среди дней и дел. Оно самое лучшее, что ты можешь сделать для себя и для других людей. Остановить его на бумаге и поделиться.

- Откуда берутся сюжеты работ?

- Это как заказ. И не важно, пришел он извне или изнутри. Бывает, что сначала что-то варилось внутри, а бывает, что пришло извне, и начинает все равно вариться внутри. Например, человек объясняет, какое состояние он хочет иметь от работы, и от этого я отталкиваюсь, чтобы пропустить поток, и чтобы работа стала настоящей. И внутри этого заказа приходит сюжет. Сам приходит.

- Разве не достаточно просто расслабиться?

Само по себе ничего не рождается, должен быть толчок, какой-то посыл, призыв.  Поэтому я люблю новые впечатления – выставки, путешествия, книги, людей, состояние праздника, открытия. Это позволяет услышать себя, заметить какие-то тайные вещи, отследить, погрузиться, осознать. И вывести эти впечатления, чувства, мысли через себя на бумагу. Позволив им выйти, как они сами захотят.
 Это открывает мозги и горизонты, позволяет что-то сознать, что без этих толчков и не осознал бы.

- А ты могла бы нарисовать талисман? 

Да, пропустить определенный поток, выразить на бумаге. Мне не однажды экстрасенсы говорили, что мои работы наполненные, и несут энергию. Было даже такое, что люди переживали катарсис и благодарили. Так что талисман – да, могу.

Мои родители повесили у себя в спальне много моих акварелей прямо напротив кровати. И говорят, что когда они первые десять-пятнадцать минут после пробуждения смотрят на них, входят в это состояние покоя, наполняются им, это создает им настрой на весь день.

- Какая сейчас у тебя точка роста в творчестве?

Стать более открытой. Хочется, чтобы поток, идущий через меня, коснулся как можно больше людей. Известно: больше даешь – больше дают.
Хочется, что бы было красиво, чтобы люди радовались, наполнялись. Греет мысль, что кто-то сейчас смотрит на мою картину, и ему от этого хорошо.



Ира Сорочински, контакты
https://www.facebook.com/Irsoro-Art-384875191628787/?pnref=lhc


Лилия Гойзман, график и художник-иллюстратор

Эта хрупкая и скромная девушка - Лилия Гойзман, чудесный график и художник-иллюстратор.

А еще она умный, живой, ищущий человек, способный невероятно глубоко погружаться в образ и находить самое точное его воплощение.
Если ваш заказ необычный, требующий тонкого понимания там, где вам самим ничего не понятно, Лиля сумеет разгадать эту тайну!

alice00001

[Читать дальше]
********
Лилия Гойзман – художник-иллюстратор, оформитель, график. В Израиле с 2004 года. окончила вечернее отделение художественного училища «Вицо» по курсу графический дизайн в 2007.  С детства она  стремилась молча выразить себя. Сегодня  настроения, движения, характеры находят свое отражение в рисунках, иллюстрациях, фотографиях, графическом дизайне.

Тонкий вкус и способность глубоко погружаться в создаваемый образ позволяет ей работать с такими заказчиками, у которых не всегда есть четкое представление о желаемом, а лишь образ и ощущение.

– Лиля, у каждого художника есть излюбленные темы. У тебя какие? 

– Пожалуй, создание персонажей. Есть иллюстраторы, которые отлично передают интерьеры или природу, а я даже дерево вижу как персонаж со своим характером и настроением.

Вот такое, например, дерево. Оно символизирует гордость, и в плохом, и в хорошем смысле. Может, потому что оно большое, величественное. Может, потому что у него ребенок за спиной. Тут и красота, и сила – все играет этому персонажу на руку.


–  Это хороший смысл, а в чем плохой?

– Плохо в гордости то, что она отстраняет, отталкивает всех остальных, если ее много. И ты оказываешься один, перед стеной отчуждения. Как это дерево. Или ты сам ставишь перед собой стену – чтобы не завидовали, не оскорбляли.

– Состояние знакомое?

– Безусловно, я входила в него, когда работала. Когда я рисую человека, который улыбается – я улыбаюсь, когда рисую того, кому больно – мне больно. Иначе не получится.

– Что тебе нравится больше всего в создании персонажа?

– Поиск образа.  Характера, настроения, жизни. Я стараюсь, чтобы нарисованное мной имело живой характер, реальный. И не важно, нарисован ли он с натуры, или персонаж придуман от начала до конца.

Однажды увидела, как четыре приличные дамочки резались в бридж, не смогла пройти мимо – такие яркие образы!


А вот из придуманного. Был конкурс иллюстрирования еврейской фантастики, и к нему я сделала пару работ. Вот эти два еврея  прошли в финал. Они должны были выглядеть совершенно разными: с разным внутренним миром, разной степенью соблюдения. Помогло то, что они и  рисовались в разном стиле: один тщательно прорисован до черточки, другой – небрежный, мятый.

Поэтому, кстати, я предпочитаю графику. Сочетание черного и белого на листе, штриховка, тени дают возможность выразить все очень тонко и точно. Даже в фотографиях я жертвую цветом, если вижу, что он не играет важной роли. 

– Приходилось ли браться за книги?

– Да, конечно, с большим удовольствием пользуюсь любой возможностью. Стихи, рассказы, сказки и так далее.  Любопытно бывает стандартные образы показать в другом ключе. Недавно захотелось Алису из Страны Чудес перенести в наше время. Так в ее руке появился фотоаппарат. Как бы убегал сегодня кролик? Вряд ли пешком.

А когда–то в юности я посягнула на «Мастера и Маргариту». Сегодня мне уже трудно представить, как тогда я смогла проделать такую работу – пером на огромном ватмане… да и композиционное решение не простое. Но если уж стремиться к чему–то, это к тому, чтобы выйти на такой уровень композиционной продуманности. 

Каждый рисунок, который делается не с натуры, это ответ на звучавший внутри вопрос. Поэтому каждая деталь, каждая грань образа продумана и осмыслена. У меня практически не бывает деталей, которыми можно пожертвовать. Я не говорю, что мои ответы емкие, но я стараюсь не допускать в них мусора. Стремлюсь, чтобы ответ был кратким и по делу.

– На что ты опираешься во время работы?

–  На интуицию, конечно, на ней все базируется. Умение влезть в чужую шкуру. Почувствовать человека, буквально стать им. В каком–то смысле я становлюсь актрисой, которая вживается в роль. Иногда в этот момент я понимаю мотивы человека.

А если мне дают какое–то общее описание, я достраиваю его и дополняю собой. Бытует мнение, что художник рисует себя. Я бы сказала, что это так, если объект воображаемый. С реальным человеком такой необходимости нет, да и сложно бывает такое сделать. 

– С цветом совсем не работаешь?

- Почему же. Есть цветные коллажные альбомы на Бат–мицву, которые мне нравится оформлять. Плюс в том, что не всегда требуется делать специальную фотосессию,  если есть достаточно много обычных фотографий, снятых где угодно: дома, на улице, в машине, во время праздничной вечеринки.



– А просто фотосессию можешь сделать?

– Могу, хотя предпочитаю сюжетную. Главное, чтобы это нравилось модели. Уже говорила, что люблю иллюстрировать персонажами, да? Вот фото–иллюстрации к «Тому Сойеру и Гекльберри Финну». Многие говорят: ну прямо настоящие Том и Гек!


– Не так давно ты делала вместе с Ольгой Хайкиной колоду метафорических карт с иллюстрациями к ивритским поговоркам. Как это было?

– Долго и интересно. В целом работа заняла больше года. Ольга присылала мне текст поговорки на иврите с русскоязычным аналогом и дословным переводом. Основной ее просьбой было рисовать как можно более дословно, чтобы было понятно, о чем речь, даже без подписи.

Вот например, «У соседа трава зеленее», «Она держит его на коротком поводке», «Между молотом и наковальней»

 

Конечно, не всегда это возможно.  Вот поговорка, к которой нужно было придумывать сюжет с нуля: «Нет преград желаниям» или «Кто хочет – тот добьется»

На этой карте девушка занимается стиркой белья, но у нее есть мечта. И это не пустые мечтания, а скорее цель. Девушка двигается к ней уже прямо сейчас, отрабатывая осанку, движения, настрой. Вполне возможно, что стирая, она слышит музыку и ее пальцы мысленно перебирают не только складки ткани, но и струны. Так что иногда не так важно, что ты делаешь сейчас, как то, к чему ты стремишься в будущем.

Ну а эту комментировать, пожалуй, не буду:

«Жизнь и смерть во власти языка»

Я была счастлива, когда делала этот заказ! Такой большой и при этом многогранный! Нашлось место грустному и веселому, иронии и философии. Искать и находить образы, вдыхать в них жизнь, давать им занятие, настроение, показывать их отношения с окружающими. 

С удовольствием снова взялась бы за подобный проект. Что-то цельное и большое, во что можно погрузиться, как в жизнь. С разнообразием ситуаций и персонажей. Чтобы я ломала над этим голову, искала и мучилась. И выходила бы на новые и новые для себя дороги.

– Лиля, как насчет логотипов, как ты их делаешь? Тут, можно сказать, персонаж нужно иллюстрировать с натуры.

– Если логотип делается для конкретного человека, это оставляет много места для разговора, вариантов, поисков. Совместное творчество – это счастье.Я взвешиваю свои ощущения от заказчика и все, что он говорит. Главная задача – объединить то, что клиент хочет с тем, что ему надо. А это бывают весьма неожиданные вещи. Например, он может сказать: хочу солидно и весело, то есть, потребовать совместить несовместимое. Так что в любом случае я стараюсь почувствовать человека как можно лучше. И тогда в какой–то момент рождается образ, который нравится и мне, и клиенту. Такое ощущение «вот оно!» 

Иногда есть очень четкая задача, когда нужно наоборот,  абстрагироваться от субъекта и переключиться на того, кто будет потом смотреть. Для логотипа авторского курса «английский для детей» мы подобрали образ марки, потому что с английским языком вам откроется весь мир.

–  Чему бы ты хотела уделять больше внимания? Есть планы на будущее?

– Как можно больше времени посвящать иллюстрациям, и еще верстке. В планах оформление целых книг от А  до Я.

– Как чувствуешь, что меняет в мире твое занятие?

Находить новые варианты, соединять разные вещи в единое целое, и чтобы все это отражало характер конкретного человека – это вершина, к которой я иду. Многие говорят, что у меня нестандартный взгляд на вещи. И если люди смогут увидеть с моей помощью в простом окне глубину и историю, наверное это что–то меняет.