Malka Korets (4el_i_ego_delo) wrote,
Malka Korets
4el_i_ego_delo

Categories:

Мудра Ка, Таро и психодайвинг



Катерина Нистратова (Мудра Ка) – таролог, рунолог, разработавшая методику психодайвинга: глубокой психодиагностики с терапевтическим эффектом. Вас увлекает изучение своего внутреннего мира, глядя на изображения, полные сложных символов и образов, под руководством опытного чуткого наблюдателя? Тогда это для вас.

— Мудра, как возник психодайвинг?

В мой практике таролога часто случалось, что диагностический расклад на ситуацию не дает «простого» решения, а делает очевидным факт: клиент не может двигаться к своей цели, или двигаться в том темпе, в котором желает, потому что у него есть психологическая проблема. Я вижу ее «снаружи», по картам, а человек должен был бы видеть изнутри, но не видит, потому что у него там слепое пятно. И очень сложно объяснить человеку суть этой проблемы. Слова, которые я использую, метафоры и примеры, которые привожу, они мои, а не его, и всегда немного не совпадают с индивидуальной картиной мира. А психологические термины вообще непонятны. Так что я стала искать способ...

[Читать дальше]
— Способ, как сделать так, чтобы человек изнутри увидел то, что я вижу снаружи?

Да, точно! Традиционная для русскоязычного сообщества гадательная схема взаимоотношений «клиент-таролог» для этого не подходила. Клиенты приходили с настроем, что гадалка все скажет сама, и при этом даст какую-то особо ценную информацию. Они не были настроены на взаимодействие в процессе поиска внутренних причин, а кроме того, по-настоящему ценная информация, которую я давала, была из того самого «слепого пятна». Клиент не мог ее принять, злился и раздражался.

Подсказка пришла из книги известного американского таролога Мэри К. Грир. В главе  
«Расклад для Сары» я с удивлением обнаружила, что Мэри позволяет своим клиентам истолковывать карты: разложив, она просит клиента посмотреть на карту и сказать, что он там видит и чувствует. «А что, так можно?» - поразилась я, и начала экспериментировать. Как оказалось потом, работа с картами Таро как с проективными и метафорическими является одной из важных составляющих в традиции западной тарологии. Я пишу об этом в одной из своих статей

— Как выглядит психодайвинг, что там происходит?

Клиент описывает свою проблему. Если она выглядит туманно и туго формулируется, я прошу его рассказать недавний сон и выделить его главные фигуры. Если подходящего сна нет, или человек обычно не видит снов – прошу придумать или вспомнить сказку, похожую на его ситуацию. Или, если ничего из этого не получается, я просто задаю вопрос колоде карт (обычно это Симболон или Mary El): какой сценарий в жизни человека приводит к тем результатам и проблемам, которые он мне описал?

Полученный любым из этих способов сюжет я раскладываю на картах, каждая из них представляет либо фигуры сновидения, либо персонажей или события сказки, либо соотносится с деталями и образами первоначальной, «сценарной» карты. Всё это происходит до консультации и является подготовкой к ней; обычно мы общаемся в почте или мессенджере.

На встрече клиент видит получившийся расклад. Я прошу его назвать наиболее заметные, задевающие его образы. С самых волнующих обычно начинаем разговор.

(например, этот расклад сделан из образов центральной карты, выбранных клиенткой как самые волнующие. Публикуется с разрешения.)



— Неужели это работает онлайн и без видео?

Обычно я работаю именно так. Если человек совершенно незнакомый, я изредка прошу его заранее прислать фотографию, но чаще всего я отлично настраиваюсь по тексту. На сессии уже сразу обсуждаем расклад. Видеть лицо лично мне не нужно, я гораздо лучше слышу эмоции человека в голосе, чем вижу на его лице. Самое главное то, что человек сейчас на связи, мы разговариваем, и я могу замечать, как меняется его состояние.
Впрочем, если клиент хочет видеть мое лицо (а некоторым это важно), то мы включаем видео, и я спокойно работаю в этом формате.

— Это очень похоже на работу с метафорическими картами. В чем разница?

Действительно, в психодайвинге я работаю с Таро фактически как с метафорическими картами: вытаскиваю их, но сама не истолковываю, а спрашиваю клиента.

Разница, думаю, такая. Метафорические карты обычно используются в контексте большего терапевтического процесса. Это может быть часть работы, направленная на прояснение эмоционального состояния или реакций клиента в конкретный момент диалога. На что похоже это дерево? Как бы вы себя почувствовали в этой шляпе? Рассмотрели, осознали эмоцию, подняли тему – и беседа идет дальше, а карты откладываются в сторону. Они — большей частью вспомогательный материал.

У архетипов, изображенных на картах Таро, в отличие от метафорических, огромная смысловая емкость, и это дает возможность сразу попасть в суть вопроса, не застревая на «что я чувствую». Одна карта может отразить целый сценарий в жизни человека, и определить, создать, направить весь процесс работы в психодайвинге. В контексте открывающегося в раскладе объемного описания проблемы мы обсуждаем чувства, эмоции и реакции.

Есть критерий, по которому я определяю, что процесс психодайвинга идет хорошо. Когда разговор мы начинаем с первой карты, с вопросов типа «что вы видите? Что вам это напоминает?», потом переходим на вторую — так же принудительно, с теми же вопросами, а потом вдруг я замечаю, что мы спонтанно перескочили на смыслы и символы следующей карты, и говорим уже на самом деле о ней. То же самое со следующей - перемещение происходит само собой. Это магия! Беседа развивается как будто по собственной логике, но в то же время привязана к раскладу. И еще более фантастическая вещь: с какой бы карты мы ни начали, и в какой бы последовательности мы ни двигались, последняя рассматриваемая карта всегда будет выходом!

То есть, мы двигаемся по пути, который выстраиваю даже не я, и не клиент, а кто-то больший, само Мироздание.

Метафорические карты просто не потянут подобный объем архетипических содержаний коллективного бессознательного.




— Остается ли в психодайвинге что-то от обычной работы таролога?

Да, от собственно тарологической работы здесь остается процесс тонкой внутренней настройки на человека и его проблему. Мне всегда было очень важно умение разделить, расслоить свои мысли и проекции по поводу человека и то, что от него на самом деле идет.

Поэтому я твердо уверена, что когда вытаскиваю карты и делаю расклад, в него попадает именно та информация, которая соотносится с проблемой клиента и непосредственно с ним связана. Ничего от меня.

— Тонкая настройка – это ясновидение? Врожденный талант?

Нет, это навык, который тренировался годами. Часто начинающие тарологи жалуются, что в раскладе отражаются их собственные эмоции или отношения. Особенно трудно избавиться от них, делая расклады себе. Поэтому я тренировалась на себе! Это очень нелегко: уйти в позицию наблюдателя по отношению к своим же переживаниям и увидеть свою проблему действительно со стороны. В какой-то момент начало получаться.

Очень помогла «волевая медитация» по методу О.Г. Бахтиярова. Он учит выходить в позицию наблюдателя, в ту точку, когда теряют силу эмоциональные влияния. И когда я делаю расклад, то выхожу в эту позицию, где ничто уже не помешает моим рукам вытащить нужные карты без моего участия.

— И всегда выходят нужные?

Практика показывает, что так и бывает. У меня не было ни одного психодайвинга, где я или клиент решили бы, что эти карты не имеют отношения к вопросу.

—  С какими вопросами и проблемами мне как клиенту лучше всего идти на психодайвинг?

Признак того, что вопрос подходит для психодайвинга – если в нем виден «замкнутый круг», по которому движется человек. Либо он выглядит как неясная, сугубо внутренняя проблема («слепое пятно»), когда человек почему-то не может сделать то, что он  вроде бы собирается делать. Ему что-то мешает, непонятно что. Или застрял, не может начать. Никакие практики не помогают, и очевидно, что человек спотыкается о внутренний «порог».

А вот, например, вопрос «принимать ли мне это предложение работы?», даже если человек ощущает его как глубоко личный выбор, для психодайвинга не годится. Это ситуация, для которой  можно сделать обычный прогноз.

Психодайвинг специфичен тем, что является техникой поиска слепого пятна. Ни к прогнозам, ни к ситуациям, ни к отношениям он не пригоден. Это только углубление в самого человека.



А если человек толком не может сформулировать проблему? Или ему кажется, что она имеет внешние причины?

Про клиентов, которым я делала обычные расклады, я уже примерно знаю. А если человек, например, появляется в первый раз, я могу сделать ему диагностический расклад, поговорить и выяснить, есть ли в этой теме у человека замкнутый круг или слепое пятно. И если да – то предложить психодайвинг (здесь можно прочитать более подробное описание техники).


— Кто может стать вашим клиентом? Есть ли ограничения по возрасту, взглядам или каким-то другим параметрам?

Эта техника нужна, чтобы человек сформулировал свое внутреннее содержание и с помощью этого перестроил свою жизнь. Поэтому она годится для людей в возрасте и состоянии креативности, желающих что-то делать. Людей без психических расстройств и не тяжело больных (умирающих). По опыту, психодайвинг нет смысла делать людям моложе двадцати – еще сильно влияет тинейджерская психология, к которой нужен особый подход. В остальном моим клиентом может стать кто угодно. Мне не важен пол, гендерная ориентация, политические и религиозные убеждения. Мне важна интенция «я хочу понять, как у меня внутри всё устроено, и я хочу понять это сам/а». Психодайвинг — это практика осознавания скрытых содержаний, и человек должен быть к этому готов.



— Должен ли клиент быть каким-то образом подготовлен? Иметь образование, опыт, или получить предварительный инструктаж?

Часто ко мне приходят люди, которые уже имеют какую-то минимальную психологическую эрудицию. Это не обязательно для нашей работы, но понимание основ сильно облегчает процесс.

Образование и опыт приветствуются, но ничего не гарантируют. Слепое пятно не зря так называется. Что бы человек ни знал, перед своей слепотой он абсолютно беззащитен.

— Как насчет безопасности? Все-таки работа идет глубокая, могут возникнуть сильные чувства.

Первое правило безопасности – соблюдение личных границ, как в психотерапии. Я руководствуюсь теми же правилами. Например, я настаиваю на обращении на «вы», пока мы работаем в парадигме «помогающий практик — клиент». Во время обсуждения карт я всегда отталкиваюсь от того, что человек сообщает о себе и какие эмоции он испытывает. Если мои собственные чувства и представления относительно карт ему совершенно бесполезны, то транслировать их я не буду. Человеку нужно научиться иметь дело со своим внутренним содержанием – и это именно то, что мы делаем.

Что касается сильных эмоций во время работы, если человек увидел в себе что-то плохое, он не может не скорбеть. Ему горько, печально или стыдно, поэтому он может, например, плакать. Я стараюсь занимать принимающую и доброжелательную, поддерживающую позицию. В некотором смысле я имею дело с лучшей частью моего собеседника, с его сильной стороной, которая может со всем справиться и нуждается лишь в некотором поощрении, принятии или поддержке.

Я не работаю с острыми состояниями, с психиатрическими или клиническими проблемами, эта техника не для них.

—  Что вам известно о результатах психодайвинга?

Мое решение развивать и популяризировать технику психодайвинга основано на том, что она дает очень хорошие результаты. Выше ожидаемого. Я вижу, что у людей, которые приходили три года назад с неразрешимыми проблемами, сегодня другая жизнь. И они говорят: это потому, что мы тогда «поговорили», и мой внутренний компас сместился, проложив другой путь.

работа3_старуха и сокровища.png

—  Насколько быстрым может быть результат? Сколько сессий хватит?

Когда человек увидел вдруг что-то, чего не видел раньше, «развидеть» это он уже не сможет. Поэтому в каком-то смысле результат мгновенный: человек уже изменился. А как он теперь будет жить с этим новым знанием, мы обычно обсуждаем отдельно, подбираем практику, которая делает из инсайта новую рутину, прокладывает новый курс. И если человек практикует, результат виден уже через два-три месяца.

Хорошо, когда ситуация быстро разрешается с 3-5 сессий, но так бывает не у всех. В некоторых случаях нужно до 10 сессий, а иногда психодайвинга недостаточно, а нужна длительная терапия. В подобных случаях результат психодайвинга – это формулировка запроса на психотерапию.
Это очень важный момент и очень нужная вещь. Многие люди не идут на терапию, потому что не могут четко сформулировать запрос: всё плохо и всё смутно, что сказать терапевту? Мы-то знаем, что хороший терапевт помогает сформулировать запрос, но они этого не знают. Кроме того, это время и деньги.
Психодайвинг гораздо быстрее: фактически достаточно одной сессии - и клиент понимает, где у него слепое пятно и о чем говорить с терапевтом.

—  Что вы предлагаете в таком случае?
Я считаю, что должна сотрудничать с психотерапевтами. Я держу под рукой список нескольких специалистов, который вручаю клиентам вместе с рекомендацией идти в терапию. И у меня есть несколько случаев, когда шла параллельная работа, то есть клиент ходил одновременно ко мне и к терапевту, с разной частотой (ко мне примерно раз в полгода-год). И я замечала, что запрос, осознанный и сформулированный год назад, превратился в отработанный и усвоенный материал, и на следующем психодайвинге мы открываем новую грань, которую клиент опять относит в проработку.


— И напоследок, расскажите о какой-нибудь необычной работе.

Каждая работа необычная! Ни я, ни клиент никогда не знаем, что обнаружится в процессе. Это всегда тайна! Иногда у человека «все карты на руках»: он всё про себя знает, но не может сложить паззл, потому что недооценивает отдельные фрагменты. Иногда человек спотыкается о внутреннее противоречие, когда две его разные части движутся в противоположные стороны . На сессии это становится очевидным, и паззл собирается, а внутренние фигуры договариваются между собой.

Одна из последних историй связана с убеждением-блоком, появившимся в детстве. Клиентка никак не могла продать квартиру, и обычный расклад на Таро не выявил никаких внешних факторов, мешающих продаже. Значит, искать следовало внутри. На психодайвинге она сразу увидела на картах образы из детства, погрузилась в воспоминания и стало ясно, что в те детские годы она пришла к заключению, что у нее не может быть процветающего дома, радующего обустроенностью и достатком. Это был бессознательное убеждение-блок: "хорошо бывает только в сказках, а у меня так быть не может", и все ее усилия разбивались вдребезги об эту установку. Мы подобрали ей практику, как поработать с убеждением, и через несколько месяцев она написала, что продала старое и благополучно купила новое жилье.



Интервью брала Малка Корец


Контактная информация:
ka.mantike.pro
skype: mudra_ka
email: ka@mantike.pro
Facebook: Katherine Nistratova



Tags: Мудра Ка, психология, таролог
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments