December 30th, 2013

Лев Прицкер, художник, график

Представляю вам героя, которым завершаю год: Лев Прицкер, художник, автор двух колод метафорических карт, владеющий полузабытым искусством экслибриса.
exlibrisLP
(ага, это тот самый экслибрис)

Человек творческий, Лев буквально излучает внутреннюю целостность и равновесие. И в общении с ним, и глядя на его работы начинаешь думать: неужели мир действительно такое мирное, гармоничное и немножко смешное место?

[Читать дальше]
********

Знакомьтесь – Лев Прицкер, художник, компьютерный график, а кстати переводчик с четырех языков. Нарисовал колоду метафорических карт «Были-небыли» для Любы Мошинской, благодаря чему я о нем узнала и пошла знакомиться. Очень уж колода получилась хорошая: полная юмора и легко запоминающихся образов.

– Лев, расскажите, как делалась колода?

– Идея Любы состояла в том, чтобы сделать колоду с иллюстрациям к пословицам. Выбирали между ивритскими и русскими, в конце концов сошлись на русском варианте. Работа была приятная, шла легко. Сначала делался рисунок от руки, потом вводился в компьютер и там обрабатывался. Список пословиц был Любин, плюс я вносил предложения.

– Сюжеты ваши?

– Почти полностью мои, Люба почти все их принимала безоговорочно. Веселая была работа, мне было смешно.  Кайф сплошной!

– Есть другие колоды?

– Да, делал еще одну колоду с гораздо более требовательным заказчиком, называется на русском «Короба и дороги». В ней я предложил карикатурные, рисованные персонажи поместить в конктекст реальных фотографий. И это была единственная идея, с которой заказчик согласился! Зато в конце был доволен, и, как утверждает, его клиенты тоже.

koroba.jpg

– Чем еще занимаетесь?

– Флайеры, визитки и прочую полезную графику. С удовольствием сделаю анимированную картинку, которую можно вставить на сайт.

Везет, если доведется происллюстрировать книгу, или хотя бы ее обложку. Это как выиграть в лотерею.

– Кстати о книгах. Говорят, вы переводите?

– На русский и иврит с английского, французского, испанского, итальянского. Если очень просят, могу и на эти языки перевести.

– Сами выучили?

– Когда-то я учился в Иерусалимском университете на кафедрах языкознания и иврита, оттуда и языки. За переводы берусь с радостью, но если бы меня спросили – предпочел бы сидеть с карандашом.

– Что, буквально с карандашом и бумагой? Вы, кажется, компьютерный график?

– Самый большой кайф и удовольствие – это карандаш и бумага. Жаль, редко заказывают, обычно графическая работа подразумевает компьютер.

– Что в вашей жизни привело к тому, что вы стали рисовать?

– Лет в десять взял карандаш и начал. Потом уже во очень взрослом возрасте, лет в тридцать, учился в художественной школе Вицо. Хотя каждый человек, мне кажется, учит в первую очередь сам себя. После окончания школы меня будто бы официально объявили графиком, но рисовать я всегда любил.

- Что любите рисовать?

Пейзажи, в том числе городские, людей, зверей. Есть какие-то мысли, которые заключены в горе, воде, домах… Когда рисуешь дом, это не та идея, не тот образ, который задумывал архитектор. Это то, что органично возникает, будто бы вырастает само собой.

Органичность сделанного человеческими руками особенно ярко выглядит в Италии. Там вы смотрите на город и не понимаете, то ли его построили, то ли он вырос сам.

– Что вы слушаете, читаете, думаете или делаете во время работы?

– Во время работы я работаю. Ходят слухи, что некоторым помогает включать музыку, но мне посторонние впечатления только мешают. Рисунок требует большой сосредоточенности.

– Кто или что вас вдохновляет?

– Пожалуй, природа. Искусство. Походив по музеям чувствуешь, что хочется сделать что-нибудь на подобие Рембрандта или Тициана.

– Доводилось ли делать что-то необычное?

– Например, однажды я сделал несколько экслибрисов, даже участвовал в маленькой выставке, где нас было всего трое.

– Напомните-ка, что это такое - экслибрис?

– Экслибрис – это печать или наклейка, которая ставится на книги личной библиотеки и сообщает всем заинтересованным, что книжка принадлежит вам. Поэтому экслибрис должен отражать личность заказчика. Он был в моде в начале 20 века, сейчас их практически нет.


– Сейчас это, видимо, называется логотип?

– Не совсем. Это сугубо личный знак, который не предполагает коммерческого использования. Он ставится только на личную книгу. Если поставить его на что-нибудь другое, это уже не будет экслибрисом в полном смысле слова. 

– Разве? По-моему, очень красивая мысль – личный знак! Символ, не имеющий коммерческого значения, а отражающий мою личность.

Думаю, я с удовольствием поставила бы экслибрис и на свой ежедневник, учебные конспекты, крышку ноутбука…

– Ну, может быть…

– А что нужно, чтобы заказать вам экслибрис?

– Поговорить, послушать, что бы вы хотели видеть на картинке. Сделаю несколько эскизов, мы их обсудим, выберем лучший и доведем до ума.

-  Лев, о чем мечтаете? Что вам пока не заказали?

– Мне пока не заказали картинку, которую можно повесить на стену. Что-то просто красивое. А хотелось бы…