December 23rd, 2013

Настя и Ирина, одежда для полных дам «LiLachDesign»

Говорят, в наше время конфликт поколений острее, чем когда-либо. Еще говорят, что с родственниками бизнес не ведут. Хотите опровержение по обоим пунктам?
Встречайте: Ирина и Настя – мать и дочь, которые создали свою линию одежды для полных женщин «LiLachDesign» и открыли курсы кройки и шитья.

Настя: Те, у кого нестандартная фигура, хорошо знают свои проблемные места, и все время о них беспокоятся. Мы шьем так, чтобы эти женщины могли нашу одежду надеть и забыть про нее. И чувствовать себя в ней спокойно и уверенно.

Ирина: После окончания курса наши ученицы могут сами взять выкройку из журнала и сшить вещь от начала и до конца. И они потом носят это с большим удовольствием!


222

[Читать дальше]
Говорят, в наше время конфликт поколений острее, чем когда-либо. Еще говорят, что с родственниками бизнес не ведут.  Хотите опровержение по обоим пунктам?
Ирина и Настя – мать и дочь, которые создали свою линию одежды для полных женщин «Ли Лах» и открыли курсы кройки и шитья в Хайфе. Они  работают вместе, в тесном сотрудничестве. Как им это удается?..

Начнем с начала.

Ирина: Я в стране двадцать лет, из них восемнадцать я держала швейную мастерскую в Цфате. Шила частным клиентам на заказ, вела курсы кройки и шитья.

Настя: После армии я училась в «Шенкаре», затем несколько лет проработала в швейной мастерской. Прошла весь путь от швеи-мотористки до закройщицы. Потом стала брать работу на дом. В основном это была работа на модельеров: они приходили с картинкой и тканью, излагали свою идею, а я строила выкройку и шила.

Еще через пару лет я перешла в салон свадебных и вечерних платьев и работала в паре со швеей: я делала выкройки, а она шила. Это мне понравилось, я решила и дальше сосредоточиться на крое.

Тут мы с мамой и «встретились».

С чего началось ваше сотрудничество?

И: Однажды мне перепал подарок в виде большой партии ткани, и мы рискнули с дочерью сделать первую общую коллекцию. Когда я шила в Цфате, у меня было много клиенток с нестандартной фигурой, которым было трудно найти на себя одежду, поэтому мы и начали с коллекции для больших размеров.

У меня большой опыт работы с клиентами, я разбираюсь в тканях. Поэтому Настину идею я могу привязать к реальности, превратить ее в практичную, носкую и удобную одежду.

Н: Сначала мы все проверяем на себе. Экспериментальные модели выдаем знакомым, которые их носят, стирают и говорят, что получилось. Если что – вносим изменения в модель или берем другую ткань.

И: Постирал, высушил, надел и пошел – вот такой должна быть одежда.

Н: В нашей первой коллекции было всего пять моделей на нестандартную фигуру. Одна клиентка пришла, посмотрела и взяла сразу все. До сих пор носит!

- Успех вас вдохновил?

И: Конечно!

Н: Мы придумали название, сделали логотип, этикетки, и решили продолжать выпуск коллекций.

Трудности были?

Н: Да, потому что жили мы очень далеко друг от друга. Мама в Цфате, и мастерская была у нее, а я в Лоде. Приезжала только на выходных, вместе с детьми. Дорога длинная, проходилось оставаться на ночь. Кроме того, я тогда еще работала. А чтобы продавать наши вещи, нужно было их брать, в рабочие часы разъезжать по магазинам, договариваться, собирать заказы... Все это было очень неудобно.

Так что мы решили, что если хотим что-то делать вместе, нужно встретиться где-нибудь посредине.

И: Я долго раскачивалась. Все-таки двадцать лет на одном месте… Наконец переехала в Хайфу.

Н: Теперь я могла приезжать к маме, делать с ней вместе то, что нужно и возвращаться домой в тот же день. Дело пошло!

И: Первые коллекции мы фотографировали своими силами. А для последней уже провели съемки как полагается: в студии, с моделями, визажистами. Я первый раз была на такой съемке, мне очень понравилось.

Для кого шьете?

И: Наши коллекции – это повседневная одежда для пышных дам. Или с нестандартной фигурой.

Н: Те, у кого нестандартная фигура, хорошо знают свои проблемные места, и все время о них беспокоятся. Мы шьем так, чтобы эти женщины могли нашу одежду надеть и забыть про нее. И чувствовать себя в ней спокойно и уверенно.

Несколько слов о вашем сотрудничестве. Как оно происходит? Как делите обязанности?

И: Настя занимается продвижением и связями с общественностью, а я шью.

Н: Над коллекцией мы работаем вместе. Я придумываю идеи, мы с мамой их прорабатываем в деталях, подбираем ткань. Кроит та, у кого есть время, мама в основном шьет. Если нужно, мы можем заменить друг друга на любом этапе. Просто каждая старается заниматься тем, что у нее лучше получается.

И: Я очень рада, что Настя вытащила меня из Цфата. Это совсем новая жизнь!

И что, все так просто? Никаких выяснений отношений?

Н: Просто у нас общие цели. Мы понимаем, на что каждая из нас способна, и просто делаем это.

И: Что тут выяснять, делать надо.

­– Как пришла идея открыть курсы?


Н: Мы поняли, что не довольны тем, как учат здесь портных. В Израиле, в отличие от России, есть три профессии: дизайнер, который придумывает модель, закройщица, которая делает выкройки, и швея, которая собирает вещь. При этом гораздо престижнее считается работать головой, но не руками. Поэтому в вузах готовят дизайнеров и закройщиков, а шитье преподается на уровне «шить на себя», не как профессия. Хотя спрос на хорошую швею есть всегда и ей готовы платить хорошую зарплату.

Работая в свадебных салонах, то есть там, где шитье должно быть на самом высоком уровне, я ни разу не встречала швей которые учились бы в Израиле. Здесь учат придумывать и рисовать, но редко выпускают человека, готового к практике. В смысле, правильно снять мерки, подобрать ткань, сесть и сшить.

И: Качественно сшить. Например, если не обработать правильно швы с изнанки, вещь развалится через сезон. Что и происходит обычно с купленными в магазине, правда? Я знала одного модельера-самоучку, его вещи можно было надеть на изнанку и не заметить этого. У него каждая строчка была как песня: точная и чистая.

Трудно поверить, что с портнихами в Израиле так уж плохо.

И: Мои знакомые, которые держат ателье, держатся за своих мастериц, многие из которых уже предпенсионного возраста и привезли профессию с собой из России или из Турции, например. Вот их поколение выйдет на пенсию – и шить будет некому.

У меня в Цфате занималось двенадцать учениц.  Три из них открыли свое швейное дело, остальные продолжают шить на себя и своих близких. И я очень этим горжусь, не зря учила!

Н: У нас было много идей, но оказалось, что практические курсы кройки и шитья – самое перспективное направление. Его мы и стали развивать.

Есть у вас группа для начинающих?

И: У нас есть несколько уровней. Курсы для начинающих, которые знакомятся со швейной машинкой, тканью и выкройками. После окончания курса наши ученицы могут сами взять выкройку из журнала и сшить вещь от начала и до конца. И они потом носят это с большим удовольствием!

Н: В группах для продвинутых мы учим строить выкройки по меркам и играться с ними, изменять по желанию. А недавно мы разработали годичный курс для тех, кто хочет профессионально работать как швея и закройщик. (кстати, открыли первую группу!)

Чем особенно гордитесь?

И: В нашей Хайфовской студии есть кружок для детей 10-14 лет. Они придумывают себе модели и шьют под нашим чутким руководством.

Н: Однажды мы задумали вместе сделать сюрприз. Каждая потихоньку вытащила из маминого шкафа кофточку, мы сделали по ним выкройки, и каждая девочка своей маме сшила подарок. Мамы растаяли!

Какие планы на будущее?

Н: Сейчас мы развиваем сайт. На нем будет полная информация о нашей студии, всех курсах и обновлениях. А также интернет-магазин, через который мы будем продавать свои вещи и лучшие изделия наших учеников.

Ну и конечно ищем помещение побольше, чтобы вместились все желающие!



Контакты (страничка на иврите, но можно написать сообщение по-русски)
https://www.facebook.com/LiLachDesign/?fref=ts