October 13th, 2013

Анат Ор Лев, дизайнер широкого профиля

Встречайте Анат Ор Лев – дизайнер широкого профиля, «алмазная» волшебница, способная сотворить готовый проект буквально из ничего. Графика, полиграфия, фотосъемка, дизайн одежды и обуви, визуализация внутренних помещений и фасадов зданий... Список далеко не полон, и продолжает пополняться.

Пока я с ней разговаривала, у меня в голове крутились две мысли.
Первая: все может человек, ибо велик есть! И буду каждый раз вспоминать об этом перед тем, как сказать "не могу", "не умею" или "ой, что-то сил нет".

Вторая: вот передо мной живой пример того, как можно всю жизнь изучать новые вещи, заниматься всяким разным, и все это соединять гармонично в один Путь.
Оказывается, стоять в растерянности перед кучей своих умений и мучительно выбирать что-то одно совершенно не обязательно. Можно - вот так, целостно и блестяще-многогранно!

Спасибо тебе, Алмаз! Радости и успеха в Пути!

31945_o
[Spoiler (click to open)]Анат Ор Лев – дизайнер широкого профиля, волшебница «алмазного города», способная сотворить готовый проект буквально из ничего. Речь идет не только о графике, полиграфии или рекламе в интернете, но и о наружной рекламе, фотосъемке, дизайне одежде и обуви. Чуть не забыла, - визуализациии внутренних помещений и фасадов зданий.
- Да, я жуткий трудоголик. Так что могу творить в разных направлениях, быстро, легко и много. Умею и придумать и нарисовать обувь, одежду, дом… Сделать всему этому рекламу, увеличить продажи. И чем больше работы, тем лучше!

- Анат, как получилось, что ты столько всего умеешь?

Начиналось все просто: я мечтала стать модельером. Шила и рисовала с детства, всегда это очень любила. Еще в школе обучилась профессии швеи, а затем закончила художественное училище как модельер.

Потом решила продолжить учебу, единственное, что нашла в то время, связанное с рисованием – в Пермском университете  отделение «архитектура и гражданское строительство».
Если рисовать я и так умела, то теперь могла придумать и спроектировать здание, интерьер. Когда изучаешь разные предметы: и физику, и химию, геологию и споротивление материалов, архитектуру и интерьеры, историю искусств, и теорию вероятности,  эргономику, светотехнику и акустику, мозг начинает бешено работать в различных направлениях.

Тогда как дизайнер интерьера делает помещение красивым и удобным, то на архитекторе лежит еще ответственность за то, чтобы вся конструкция выполняла свои функции и достойно «несла» здание. Техническая и художественная часть в архитектуре соединяется в единое целое. Одна дает зданию держаться на ногах, другая – делает его красивым.  Существует известное высказывание, что архитектура – это застывшая музыка. Особенно архитектура Гауди, которая соткана из живых, перетекающих друг в друга нот.
Когда все это в голове соединяется, остается только подумать: вот хочу платье, босоножки, или витрину оформить ... Закрыла глаза и придумала, сделала. И обязательно все всплывает сразу: как будет свет отражаться? Куда тень падает? Как струится? Будет ли прогибаться?... Внешний эффект обязательно обусловлен свойством самого материала: плотность, пыле- и влаго-отталкивание, фактура и так далее.
Но я про это не думаю специально. Просто в голове вспыхивает «кадр», и пока я не сделаю, не воплощу хотя бы в компьютере, это сущее мучение. Образы в голове толкаются, просятся наружу. Тогда голова освобождается и можно, чем-то заниматься  дальше.

– Как ты перешла от архитектуры к графическому дизайну?

Ведь что такое дизайн? Это художественное конструирование. А художественно конструировать можно что угодно. Поэтому все взаимосвязано и перетекает из одного в другое.
В 90-х годах огромная страна развалилась, молодые специалисты-архитекторы оказались не нужны, а жить как-то было надо. Подруга устроила на странную работу: нужно было поехать в Москву, оттуда в Подольск на завод швейных машин и заключить договора на их поставку в Пермь. Вагонами. И я все это сделала. Без мобильников, без компьютеров и без интернета. Найти завод, найти определённые модели швейных машин, договориться, заниматься поставками, погрузкой, отправкой, разгрузкой…

Страшно было – не то слово. Но сделала! Договора были заключены, и год-полтора мне капали проценты. Я открыла в себе тогда то, чего не знала, даже раньше и предположить не могла, и что с тех пор благополучно использую: способность договориться с любым клиентом и разобраться с любым заказом. Так что испытание оказалось на пользу.

Оказавшись таким образом в Москве, устроилась в  рекламный отдел торговой фирмы, которая поставляла обувь из Бразилии.  Единственным способом продемонстрировать модель клиентам из других городов был факс (не забывайте, начало 90-х). Им отсылали размазанные ксерокопии фотографий, на которых ничего толком нельзя было разобрать. Так что я предложила свой вариант. Ставила пару обуви, зарисовывала ее с натуры вручную, в черно-белой графике, на рисунке указывала каталожный номер и отправляла его по факсу. Продажи взлетели! Тогда я поняла, что дизайн – это занятие для души и жизни. Затем уже и свои модели рисовала, по некоторым мы получали готовую обувь для продажи.



Так как это был рекламный отдел, то узнала о существовании графических программ и начала их усиленно осваивать. Оказалось потрясающе интересно! Компьютерщики исправно поставляли мне выходящие новинки. Знали, что я интересуюсь, сама в книгах копаюсь, и периодически спрашивали: вышла новая версия такой-то программы, тебе надо? Надо! - отвечала я и кидалась изучать. Как же легко стало жить с такими программами!

Началась новая веха – использование компьютерной графики во всех направлениях: наружной рекламе, полиграфии, обуви (сначала в ручную, потом в компьютере), интерьер: делала перепланировку старого офиса в центре Москвы. Тоже начинала вручную, потом попалась специальная программа… Кстати, компания, для которой я делала проект реконструкции здания и перепланировку, занималась оптовой поставкой алкоголя в Москву. А так же попутно делала им дизайн этикеток и упаковки для вин и коньяков.

Затем несколько лет работа в рекламных агентствах полного цикла, которые выполняют рекламные проекты для бизнеса с нуля. На мне: фотосъемка, каталоги, реклама в прессе, вся полиграфия, упаковки, фирменные сувениры….

- Что тебе в этом больше всего нравится?

Представить, придумать идею, сделать макет и воплотить. Буквально из воздуха «сделать то – не знаю что». Интересное, красивое, нужное. Что зацепит, привлечет и удержит внимание, покупателей и заказчиков.
Получается, что школу компьютерного дизайна, рекламы и графики проходила в полевых условиях. В 2000г. я созрела до собственной студии дизайна. Она называлась «Восемь ног». Смешно, зато точно. И запоминалось легко: 8nog.ru. Тогда же заочно закончила в Бауманском университете отделение «Графика, фотография, реклама» и получила официальный диплом. Вступила в союз художников России. Как? Очень просто. Позвонила туда, и мне сказали: приходи с работами на суд комиссии. Я пришла, комиссия посовещалась, и меня приняли в союз в секцию графики и фото.

За полгода до отъезда в Израиль, когда уже закрыла студию, я стопроцентно знала, что не смогу сидеть сложа руки. Это страшный диагноз – трудоголизм. Поэтому устроилась на трикотажную фирму, где хромал отдел маркетинга. Навела порядок в их рекламной сфере и занялась также дизайном моделей одежды из тонкого трикотажа и принтами для них.

Подбирала ткани и фурнитуру для моделей.  Проводила примерки, обсуждения, работала с конструкторами.  Все бы ничего, но в швейном цехе царила неразбериха и утечка кадров. Пришлось, как обычно, брать быка за рога и наладить работу. Довольные хозяева фабрики сообщили: «У тебя так хорошо всё получается. Будешь ещё и начальником швейного цеха!»

В общем,  постоянно куда-то «вступала». На каждом месте чему-то новому училась, и все это ручейками сливались в одну речку: сначала маленькую, потом побольше, потом совсем большую реку. Практически, Волгу.  Так я и «плыла» до самого Средиземного моря.

-  Чем встретил тебя Израиль? Не пришлось ли дизайнерской реке русло менять?

К счастью, нет. Здесь моя дизайнерская река получила два новых интересных притока.
По приезде в Израль в 2007г. сначала я отучилась в ульпане, а после устроилась на работу в качестве дизайнера обуви и графика: дизайн моделей, фотосъемка, каталоги.

 И там научилась вручную строить рисунок на колодке, делать выкройки из кожи, моделировать подошвы. Подошвы – это непросто, нет прямых углов и поверхностей, как в инженерном деле. Все извилистое – сплошная геометрия Лобачевского. Тут уже требуется специальная компьютерная программа, меня даже на курс отправили, чтобы  ее изучить.

Вообще,  к обуви питаю самые пламенные чувства, и всегда, первым делом, обращаю на нее внимание. Обувь говорит сама за себя, она создает образ. Так что работы, касающиеся обуви, люблю, холю и всячески лелею.

Вторым интересным направлением стала  крупная производственная компания, которая занимается изготовлением оборудования для кухонь и ванных комнат: раковины, краны, души, сливы и т.д.. У них как раз начало развиваться новое направление: облицовка поверхностей специальным стеклом с полноцветной печатью. Например, вместо керамической плитки на кухне, или стены в душе, или в оформлении салона. Из такого стекла получается очень элегантная мебель для ванных комнат и прихожихочень элегантная мебель для ванных комнат и прихожихочень элегантная мебель для ванных комнат и прихожих очень элегантная мебель для ванных комнат, прихожих и замечательное оформление для зеркал.


(Визуализация ванной комнаты)

Здесь я занималась, как обычно, почти всем. Визуализация: компьютерная модель того, как будет выглядеть помещение заказчика. Это всевозможные пространства, где должна была использоваться продукция фирмы: кухни, ванные комнаты, прихожие, офисные вестибюли, магазины. Разрабатывала всю рекламу для  специализированных журналов и графику для интернета; каталоги, включая фотосъемку. Создавала образцы графики для печати на стекле.

Причем работала в заказчиком напрямую, швейные машины помогли! Выслушать и понять, чего он хочет и переубедить, если это очевидно необходимо. Подсказать вариант, потому что выбор даже одного цвета из множества оттенков иногда вгонял заказчика в ступор.

Очень часто люди говорили: хотим что-то красивое, посмотрите на нашу кухню – и присылали фотографию. Исходя из этого, я подбирала подходящий вариант графики и делала визуализацию, чтобы заказчик мог уже что-то представить и увидеть наглядно свою будущую кухню. Конечно же, сама предлагала миллион раз. Тем более, что я придумала огромное количество вариантов графики для каталога стеклянных покрытий, как и разработала сам каталог. Строго По этому каталогу графики из моего отдела работали и работают до сих пор.

– Анат, что делаешь сегодня?

– Сегодня я открыла собственную дизайн-студию. Она называется AlfaGrafix, но для себя я называю ее «Глаз-алмаз».



Во-первых, я действительно ходячий глазомер и GPS.  У меня есть способность оценивать размеры предметов и расстояния с большой точностью. Во-вторых, алмаз  имеет тот же состав, что графит и уголь: материалы, которые используются для рисования и графики. По существу, как графитовый стержень простого карандаша, так и яркий бриллиант в перстне один и тот же чистый углерод.
А в-третьих, это ценный и красивый предмет, который рождается буквально из ничего. Так же как я могу создать из ничего обрамление бизнеса, сделать огранку. Придумаю фирменный стиль, смоделирую расположение мебели и витрин, сделаю все оформление, включая наружные витрины и фирменные этикетки, сфотографирую товары и выпущу с ними каталог, оформлю сайт и рекламу.

– Чему бы ты хотела научиться еще? Или жизнь сама подскажет?

– Жизнь точно подскажет. Она сидит, сидит в засаде, а потом как подбросит что-нибудь новенькое, неожиданное – этакую козырную карту. А учиться хочется всегда! И художественно конструировать – тоже!


Где можно увидеть работы Анат Ор Лев:

http://alfagrafix.co.il/