August 3rd, 2013

Алиса Кучеренко, расстановщик

Алла Кучеренко (Алиса) – психотерапевт, ведущий групп по системным расстановкам. Обучалась у ведущих мастеров семейной и структурной расстановки из Германии, Австрии и России, в том числе у основателя метода системных расстановок Берта Хеллингера. Имеет диплом Московского Института Консультирования и Системных Решений и Вислохского Института Системных Решений.

Алиса живет в Иерусалиме, ведет групповые и индивидуальные расстановки в Израиле и в России.


[Читать дальше]

- Алиса, расскажите немного о том, как Вы стали заниматься расстановками.

Однажды прочитала книгу основателя метода, Берта Хеллингера. Там были записи семинаров. Меня поразила эта книга – я почувствовала, что передо мной нечто уникальное, что в этих диалогах содержится какая-то мощная глубинная правда. Никогда раньше я не встречала ничего подобного. Я прочитала все имевшиеся книги по расстановкам, посмотрела видеозаписи семинаров. Затем нашла в Израиле практикующего этот метод специалиста и ходила к нему на расстановки регулярно в течение двух лет. За это время моя жизнь значительно изменилась: появилось больше уважения и принятия чужой судьбы, стало гораздо больше сил, появилось ощущение энергичности и полноты жизни. Восстановились отношения с родственниками, которые до того я сводила к минимуму. Кроме того, благодаря опыту заместительства, я стала лучше понимать других людей «изнутри», их чувства и их ограничения.

Полученные в ходе расстановок открытия, на мой взгляд, не имеют цены, а изменения совершаются на более глубоких уровнях, чем в большинстве видов психотерапии.

- Можете сформулировать вкратце суть расстановок?

Каждый человек, нравится ему это или нет, является частью большей системы: своей семьи и своего рода. Различные события и процессы, происходящие в семьях, обладают способностью влиять на последующие поколения. Так что человек может даже не подозревать, что происходящее в его жизни сегодня связано с событиями, которые произошли с его прадедушкой или прабабушкой. Расстановки выявляют эту связь, и тогда, если человек того пожелает, он может что-то изменить.

- Как именно Вы это делаете? Как происходит сеанс, на что это похоже?

Групповая расстановка происходит так: клиент озвучивает свой запрос. Мы вместе его проясняем, затем решаем, какие фигуры могут помочь в решении проблемы.

Затем клиент выбирает из присутствующих заместителей для фигур из своей семьи и предлагает им исполнить эти роли. Выбранные могут согласиться или отказаться.

- Имеет ли значение личность заместителя? Должен ли клиент выбирать из группы человека,  который похож – внешностью, возрастом, полом и т.д.?

Я, как и большинство моих немецких и российских учителей, считаю, что сходство не важно. Поэтому, например, заместителям мужчин в расстановках могут быть как мужчины, так и женщины. Женщин также могут замещать не только женщины, но и мужчины.

Однако интуитивно клиент выбирает человека, у которого есть глубинное сходство с фигурой. Человека похожей судьбы, или имеющее схожее качество личности.

Ведь главную работу совершает сам клиент в своей душе – и, как следствие, в душе своей семьи. Заместители лишь помогают ему в этом, олицетворяя части семейной души. Заместители не вмешиваются в семейную систему, ничего в нее не привносят и ничего из нее не берут. Кроме, разве что, уникального опыта временного пребывания «в шкуре» другого человека.

Поэтому расстановки совершенно безопасны для заместителей, интересны и полезны: часто полученный в чужой расстановке опыт помогает заместителю заметить и решить собственную проблему. На расстановочном слэнге это называется «поймать тремп».

Кроме того, по опыту многих и многих заместителей могу сказать, что опыт пребывания «не в себе» очень полезен для личности: он освобождает, проясняет, приводит что-то внутри в порядок. Заместитель во время расстановки живет так, как люди мечтают жить всю жизнь: следуя собственным ощущениям и чувствам, не задавая себе вопроса «а хорош ли я», «а что обо мне подумают» и т.п.

- А каким образом заместители входят в образ, если они не знакомы с клиентом и его семьей?

Дело в том, что расстановка опирается на так называемое морфогенетическое поле человека. Расстановщики называют его просто «знающим полем». Это можно сравнить с тем, как электромагнит, положенный под лист бумаги с опилками, заставляет опилки распределиться в виде определенной структуры. Каждый из нас несет в себе множество информации, недоступной для сознания, пока она не будет выведена на внешний носитель и прочитана. Не только о себе лично, но и о системах, частью которых он является.

- Как и когда проявляется действие расстановки?

Эффект от расстановки может  проявиться на следующий день или через несколько лет. В среднем речь идет  о неделях или месяцах. Хорошо, когда после работы ощущение облегчения, освобождения, большего контакта — со своей жизненной силой, с потоком любви. Не должно быть ощущения «изнасилованности». Поэтому я обычно иду не глубже, чем клиент может сейчас воспринять и переварить. Я стараюсь объяснить клиенту, что происходит, в той мере, в которой это помогает процессу. Когда клиент что-то по-настоящему понимает или получает доступ к своим чувствам, от которых был отрезан – «поле» мгновенно реагирует, заместители сразу ощущают изменения.

- Насколько личность ведущего имеет значение в расстановке?

Расстановщики все разные. У каждого свой стиль, свой подход, свои акценты. Нельзя быть лучшим во всех видах проблем, невозможно быть специалистом по всему. Опыт и знания ведущего в других областях жизни являются ценным ресурсом и могут существенно обогатить расстановку. Например, чтобы вести бизнес-расстановки, надо разбираться не только в расстановках, но и в бизнесе, и желательно изнутри.  А чтобы работать с проблемами здоровья методом расстановок, полезно разбираться в медицине – традиционной или альтернативной.

- Тогда логичный вопрос: на чем специализируетесь Вы?

Мои самые сильные стороны на данный момент — партнерские отношения, продолжение рода, сексуальная ориентация, отношения родителей и детей, братьев и сестер.  Из личностных проблем – творческий тупик, депрессии, потеря вкуса к жизни, отсутствие смысла, поиск себя, самореализация.

- Есть ли какие-то ограничения для участия в расстановке?

Есть общие ограничения для психотерпевтических групп, они же относятся к расстановкам.

У меня есть личные предпочтения: я рекомендую приходить ко мне на расстановку тем, у кого есть воля и намерение достигнуть результата. Бывает, вызывается человек работать, а намерения нет. Типа, получится – хорошо, а нет – и так хорошо. Результат такой работы и будет соответствующим, и наши усилия, мои и группы будут потрачены впустую. А я ценю время и энергию группы. Поэтому предпочту взять в работу клиента с намерением.

-  А если хочется, но сил нет?

Если нет сил – с этим и будем работать.

- С какими проблемами и вопросами чаще всего Вам приходится сталкиваться?

Проблемы, конечно, бывают самые разные. Очень частая тема – взросление детей. Причем «детям» может быть и двадцать, и тридцать, и сорок лет, но переход из мальчика в юношу, а затем в мужчину и из девочки – в девушку, а затем в женщину почему-то не происходит. Можно сказать, это проблема целого поколения. Связанные с ней темы – неспособность найти спутника жизни, любимое дело, страх перед рождением детей, зависимость от родителей.

-Бывает ли так, что человек приходит с проблемой, которая не решается методом расстановок?

Да, бывает, что у проблемы нет родовых корней. Или родовые корни есть, но работать с ними на данный момент бессмысленно. Мозги настолько нуждаются в прочистке, что сначала стоит пройти классическую психотерапию, а потом уже делать расстановку.

- Можете вспомнить случай из практики, которым гордитесь?

Однажды я работала с клиентом, который хотел детей, и они с женой в течение двух лет не могли зачать ребенка. Это была очень долгая, глубокая и многоэтапная работа. Клиент и его система были к ней полностью готовы, поэтому мы шли до конца. Работали с мужской линией, в том числе с дальними поколениями. Расстановка длилась два с половиной часа, которые пролетели незаметно для всех участников.

Его жена забеременела через две недели. Сейчас у них двое детей.

- Что Вам доставляет самое большое удовольствие, когда Вы делаете расстановку?

Контакт с потоками любви. Мне доставляет огромное счастье видеть, как поток любви начинает проходить там, где раньше путь ему был блокирован. Как теплеет атмосфера, как раскрываются сердца, как «из ничего» вдруг возникает счастье, сила, уверенность. Которые на самом деле были здесь всегда, но не могли проявиться. Я радуюсь, если мне удалось помочь им проявиться.

- На какие свои способности и личные качества Вы опираетесь, когда делаете расстановки?

Прежде всего на интуицию, на «тонкий слух». Это то, чему учит Берт Хеллингер.

В частности, по этой причине я предпочитаю, чтобы расстановки проходили в тишине. Произносимые в расстановке слова – это не просто слова, это действия. Они изменяют мир.

-  Чего в мире становится больше от Вашей работы?

Больше искренней любви, больше взаимопонимания, меньше страхов и предрассудков. Меньше войн и жертвенности и больше счастья, когда выигрывают обе стороны.

-  Что для Вас сейчас является «точкой роста»?

Умение освобождаться от предрассудков. Ведь люди приходят совершенно разные, и судьбы у них разные, и убеждения, и вера. Они по-разному защищаются от своей боли, по-разному ищут свое счастье. Я хочу научиться быть открытой каждому человеку, не вписывая его в прокрустово ложе каких-то предпосылок.

- Собираетесь ли Вы развивать свое дело, и если да, то в каком направлении?

Да, собираюсь. Я считаю, что и израильтяне, и потомки жителей СССР очень нуждаются в расстановках, потому что судьбы наших народов в двадцатом веке были очень тяжелыми. Войны, репрессии, Холокост, погромы, голод – все это травматический опыт для отдельных семей и для народа в целом, и он нуждается в постепенной интеграции.

Я уверена, что Израилю нужно много расстановщиков, самых разных. И что наша работа будет способствовать взаимопониманию и объединению израильского общества, расколотого на сектора и общины, партии и фракции.

Поэтому я хочу, чтобы как можно больше людей в Израиле познакомились с методом расстановок. Пока что в Израиле расстановки проводят единицы, и метод почти неизвестен широкой публике. Для сравнения, в городе Москве на данный момент работают более тысячи (!) дипломированных расстановщиков. А не дипломированных еще больше.




Связаться с Алисой по поводу участия в расстановочных семинарах можно по адресуbucina@gmail.com

а также следить за анонсами в фейсбук-группе «Расстановки в центре Израиля»